>
 www.fitmag.ru - Интернет-магазин спортивного питания Андрея Попова.  www.fitmag.ru - Интернет-магазин спортивного питания Андрея Попова.

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

[X]
> Добро пожаловать на Форум fitsport.ru
Для полного доступа ко всем возможностям нашего форума
вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться (если вы зарегистрированы).

Это окно закроется через 30 секунд
205 страниц V  « < 203 204 205  
Добавить ответ в эту темуОткрыть тему
> Борьба с допингом. Сиречь спортом.
Александр Черепа...
сообщение 18.9.2017, 21:56
Сообщение #4081


форумчанин
Иконка группы

Группа: Модераторы
Сообщений: 49 335
Регистрация: 9.8.2006
Вставить ник
Цитата
Возраст: 54
Из: СПБ/Киров
Пользователь №: 2 756

Пол: Мужской


Репутация: 1292


«В моей пробе марихуану пытались найти. Но я даже кальян не пробовала»
Её ЭКГ ужасает врачей, Ричард Макларен пытался представить её наркоманкой. Но Елена Анюшина осталась в спорте и добилась полного оправдания.

На прошлой неделе ВАДА официально прекратило расследование в отношении 95 российских спортсменов, упомянутых в докладе Ричарда Макларена. Нет доказательств. Очень хорошо скрыты. Байдарочница Елена Анюшина из-за подозрений канадского юриста едва не пропустила Олимпиаду в Рио, но ещё предыдущим летом добилась оправдания, а теперь рассказала, в чём именно её пытались обвинить.

Чтобы поговорить со спортсменкой, от результатов ЭКГ которой врачи широко открывают глаза, «Чемпионат» съездил к ней на родину, в мордовский город Ардатов, и попал на церемонию вручения новых байдарок местной школе олимпийского резерва по гребле от республиканского министерства спорта. Анюшина, бронзовый призёр чемпионата Европы-2017, поучаствовала в церемонии и не осталась без подарка – нового контракта с ЦСП минспорта Мордовии и букетика полевых цветов от крошечной девочки, которая едва научилась ходить.

— Елена, вы в курсе, что обвинения с части спортсменов из доклада Макларена сняты? И вы, надо полагать, в их числе.
— Да, в курсе. Этого стоило ожидать, поскольку этот список непонятно как составлялся.

— Как вы пережили ту ситуацию, когда ваше имя тоже оказалось в списке?
— Не передать словами! Если бы мне сейчас предложили заниматься греблей, но сказали, что придётся такое перенести, я бы не стала даже пробовать. Это было настоящим шоком. Я готовилась к Олимпиаде на сборе, когда мне позвонили из нашей федерации и сообщили, что я отстранена от соревнований без всяких причин. Конечно, мы с тренером потребовали объяснить, что случилось. И услышали в ответ, что якобы в моей допинг-пробе «А» найдены следы то ли марихуаны, то ли каких-то трав, которые попадают в организм через кальян. А я и кальян-то никогда в жизни не пробовала! Потом появилась новая версия – нашли запрещённый препарат, который содержится в таблетках от детского поноса. Сейчас даже смешно говорить, а тогда было совсем не смешно. В общем, я заявила, что настаиваю на вскрытии пробы «Б» и буду при этом присутствовать.

— Но эта процедура так и не была запущена?
— Нет. Меня допустили к соревнованиям, сняв абсолютно все обвинения. Случилось это за три дня до того, как мне нужно было выступать на Олимпиаде. Я была в это время дома, куда меня мой тренер Яков Яковлевич Костюченко сразу после известия об отстранении отправил. Я настаивала, чтобы остаться в Бронницах и тренироваться до тех пор, пока не стартует мой заезд. Но тренер лучше знал, что мне нужно. Дома выходила на тренировки без особого желания, просто на автомате, потому что не верила в положительный исход. В основном занималась со своим псом Алым.

— Ситуация разрешилась в вашу пользу.
— Мне позвонили из федерации и сказали: «Лена, немедленно выезжай в Москву, тебя допустили». Я собралась в течение часа, мой дядя повёз меня на машине. Только доехали до границы Мордовии, как вновь звонок: «Возможно, информация неточна, подождите пока». Мы остановились в Зубовой Поляне и ждали там третьего и последнего звонка. Дождались, получили подтверждение и поехали дальше. И в тот же вечер улетели в Рио-де-Жанейро вместе с моей напарницей Кирой Степановой, которая добиралась из Саратова.

— Она же вообще пострадала, несмотря на то что её имя нигде не упоминалось?
— Да. Но поскольку меня отстранили, наш экипаж уже не мог участвовать. Да так получилось не только со мной. У нас перед Рио выбили всех лидеров. А в итоге уже после Игр кого-то оправдали, кого-то не так давно.

— Отстранённые велосипедисты подали иск к Макларену. Гребцы не собираются этого делать?
— Честно говоря, не знаю. Они просто рады, что обвинения сняты и они могут соревноваться. Наверное, я поступила бы так же, как они. Просто тихо порадовалась, что можно вновь выходить на старт. В России нет отлаженной юридической защиты спортсменов. Нас тогда просто втоптали в грязь, и никто ничего сделать не мог. Это очень печально.

— Во время Олимпиады вы говорили, что некоторые соперницы от вас отворачивались. Так и было?
— Возможно, меня не совсем правильно поняли. Такое было с парнями, с которыми перестал здороваться немец Себастьян Брендель. Он даже демонстративно отворачивался, когда мимо проходил. Особого изменения отношения к себе, которое проявлялось бы визуально, я не заметила. Но одна из спортсменок, уже не помню из какой именно команды, выложила пост в соцсети, суть которого заключалась в том, почему она должна соревноваться с допингёрами, то есть со мной.

— Вы как-то отреагировали?
— Нет. Но ей в личные сообщения сотрудница нашей федерации Елена Исхакова прислала сканы всех документов, на основании которых меня допустили. Спортсменка этот пост удалила. Об этом больше всего сожалел Андрей Крайтор, который намерен был написать ей горячий комментарий.

— Из-за этого все ощущения от Олимпиады оказались смазанными?
— Безусловно. Я даже не почувствовала, что это именно Олимпийские игры. Тем более что жили мы не в деревне, а в гостинице, которая рядом с каналом. Мы приехали второпях и даже не успели акклиматизироваться. Если бы за год до этого мы не приезжали на тестовые старты, то на Олимпиаде вообще нечего было бы делать в спортивном плане. А так мы смогли даже в финал пробиться. Хотя, конечно, до всех этих событий рассчитывали на большее. Плюс организация соревнований была кошмарной, одной из худших среди всех стартов, где я участвовала. Любой чемпионат мира намного лучше проходит.

— Вам никогда не припоминали Виктора Чёгина?
— Нет, меня вообще не ассоциировали никогда с Мордовией. Может, просто никто в мире гребли об этом не знал? Да я ведь спортсменкой стала не в Мордовии, а в Московской области.

«Я в греблю и не стремилась. Думала, в волейбол играть еду»

— А как же в греблю попали, ведь в республике нет специальных каналов, только участки рек?
— Случайно. Я в школе никогда не уклонялась от физкультуры, всегда выступала на любых соревнованиях, куда отправляли. И вот однажды, когда мы готовились к школьным соревнованиям по волейболу, которые проходили в Ардатове, услышали, что по республике ездит какой-то тренер и набирает детей в секцию. Мы сыграли на этих соревнованиях, а после них нескольких человек отобрали, которые тренеру приглянулись. Среди них была я и две мои одноклассницы, Маша Калигина и Света Ерёмина, а также Олеся Никишаева из Зубовой Поляны, моя будущая напарница.

— Вам что-то объясняли про то, куда идёт просмотр?
— Нет, просто попросили подтянуться, сделать отжимания и прыжок в длину. Из девочек я только одна смогла подтянуться и сделала это пять раз. Видимо, тренеров это впечатлило. Это были Костюченко и Борис Иванович Данилов, который набирал группу каноистов. Они пригласили все отобранных в Бронницы в училище олимпийского резерва.

— А когда же вы узнали, каким видом спорта будете заниматься?
— Я когда ехала туда, то до последнего думала, что речь про волейбол – нас же после волейбольного турнира отобрали. А когда приехала и увидела гребной канал, а по нему лодки плавают, очень удивилась. И на первой же тренировке тренер говорит: «Садись в лодку».

— Сразу перевернулись?
— Сразу. Я вообще очень часто переворачивалась и не могла понять, как держать баланс. Дело до слёз доходило. Из четырёх девочек, которых Костюченко привёз из Мордовии в Бронницы, у меня получалось хуже всех. Но я понимала, что нужно терпеть, просто так ничего не добьёшься.

— Вам сколько лет тогда было? Наверное, с учёбой сложности были?
— Мне было 14, я заканчивала восьмой класс. На новом месте приходилось совмещать тренировки и учёбу, чтобы нормально сдать ГИА и учиться дальше. Утром шли в школу, два часа занимались, потом тренировка, потом обед и вновь школа, а в 17 часов вновь на тренировку. Свободное время было только с 20 до 22 часов. Самой главной проблемой стала смена школы в 11-м классе. Я только привыкла к учителям, начала понимать их требования, как наш спортивный класс перевели. Тогда было очень тяжело.

— Родители легко вас отпустили?
— Они сказали, что решать мне, и если я хочу, то могу ехать. Но им было тяжело, поскольку они оставались одни. Старший брат в это время служил в армии, а тут ещё и я уезжала. Теперь уже все привыкли.

— А если бы не уехали, какие были перспективы?
— Понимаете, в моём родном селе Жабино школу закрыли как раз тогда, когда я заканчивала восьмой класс. Мне бы пришлось доучиваться в соседнем селе Урусова, а там я очень не хотела заниматься. Но пришлось бы именно там, других вариантов не было. Но тогда я бы точно отучилась девять классов и из школы бы ушла. А куда – большой вопрос. Перспектив особых не было. Поэтому, когда появился такой шанс, я не раздумывала.

— Были уверены, что всё получится?
— Нет. Но была уверенность, что я сделаю всё, что от меня зависит.

«Врачи сказали, что ответственность на себя брать не будут»

— Школьные проблемы – самое серьёзное, с чем пришлось столкнуться после переезда?
— Как выяснилось, нет. На первом же медицинском обследовании в Бронницах результаты ЭКГ оказались плохими. Но я никогда не чувствовала никаких проблем, хотя, конечно, такого обследования никогда и не проходила. При этом УЗИ сердца никаких патологий не показало. Врачи сказали, что с такими результатами ЭКГ не могут разрешить мне полноценно заниматься, но если тренер готов взять такую ответственность на себя, то они против не будут.

— А тренер?
— Он сказал, чтобы я не волновалась, он будет разрабатывать мне особый график тренировок. Мы прошли множество специалистов, которые поставили бы точный диагноз, но этого диагноза нет. Один из врачей вообще был в шоке, когда увидел результаты ЭКГ. Он сказал, что с такой кардиограммой нельзя не то, что спортом заниматься, но даже небольшие нагрузки переносить. И подчеркнул: если результаты ЭКГ ухудшатся, то надо сразу завязывать со спортом.

— Вам приходится как-то официально оформлять эту болезнь?
— Такой необходимости нет. Главное – постоянно следить за здоровьем, но в сборной с этим вопросов нет. И биохимия, которую нам делают два раза в неделю, отклонений не показывает. Обследования постоянные. А вот с гемоглобином могли вопросы возникнуть.

— Он у вас слишком высокий, как был у биатлониста Ивана Черезова?
— Напротив, он был слишком низким. Всего 116 единиц. При таком уровне гемоглобина на сердце гораздо более высокая нагрузка, чем обычно, и тренироваться в полную силу нельзя. Яков Яковлевич покупал мне говяжью печень, гранатовый сок, бруснику, свёклу – в общем все продукты, которые повышают гемоглобин. Самое интересное, что спустя некоторое время уровень гемоглобина у меня пришёл в норму и после этого ни разу не опускался.

«Коров я доить не умею. Мама меня от скотины ограждала»

— Наверное, мяса дома не так много ели?
— Вовсе нет. У нас же дома целое хозяйство – и коровы, и бычки, и поросята, и птицы.

— Вы тоже за ними ухаживали?
— Нет, я только училась и играла. А когда подросла и должна была стать помощницей мамы в этих делах, меня забрали. Я помогала только по дому – постирать, убраться и на огороде. Так что коров доить не умею. И готовлю только по необходимости, поскольку не так часто бывают ситуации, когда приходится это делать.

— В Жабино и Ардатове, наверное, каждый встречный вас знает, о чём-то спрашивает?
— Вовсе нет. Всё как обычно. Я как человек нисколько не изменилась. И не собираюсь. Мама мне даже говорит, что другая бы на моём месте уже за счёт интервью приобрела бы популярность. Плюс мои одноклассницы уже разъехались кто куда. Остались одноклассники, с которыми я совершенно нормально общаюсь.

— Но поздравления от односельчан получаете?
— Иногда. Я не чувствую себя какой-то звездой. Мне нравится быть самой обычной.

— А с родной республикой какие отношения? Пару лет назад они были довольно сложными.
— Прекрасные! Сейчас поддержка Мордовии ощущается абсолютно во всём, и я за это очень благодарна. Рада, что благодаря моим успехам гребля в республике получила статус базового вида спорта.

«Нет непобедимых. Космических результатов никто не показывает»

— Тренер старательно оберегал вас от одиночки. Но в нынешнем сезоне вас наконец «выпустили из клетки», и вы вошли в тройку сильнейших в Европе в топ-5 на мире. Просто доросли?
— Получается так. В нашем виде спорта успеха добиваются в основном опытные и достаточно возрастные спортсмены. Но я могу сказать, что у меня результаты из года в год растут.

— То есть бороться можно со всеми?
— Абсолютно. Нет у нас непобедимых, которые показывали бы космические результаты. Я вполне себя своей среди всех лидеров чувствую. Просто к Европе подготовка прошла без всяких проблем, а к чемпионату мира что-то пошло не так. Я не могла объяснить свои ощущения, но чувствовала, что за тройку бороться не буду, форму не набрала. Думаю, чтобы окончательно закрепиться в элите, мне может хватить и года. Но это идеальный вариант. На самом деле, никто этого сказать не может. В любом случае, только постоянная работа даст результат.

— Костюченко говорил, что после Олимпиады хотел дать вам длительный отдых, чтобы вы полностью восстановились. Почему же вы выступали в прошедшем сезоне?
— Я сама отказалась отдыхать. Побыла дома, с семьёй, с собакой, а потом позвонила и спросила, когда приступать к тренировкам. Не видела смысла в таком длительном отдыхе. Планы у меня грандиозные, я себя в спорте вообще пока не реализовала. Надеюсь, всё впереди.

— Уже думали, где будете жить после завершения карьеры?
— Мне нравится Саранск, тем более у меня там квартира, где я практически не бываю. И родители за этот вариант. Работу найду, наверное. Я закончила «Малаховку» (Московская государственная академия физической культуры. – Прим. «Чемпионата»), получила специальность тренера-инструктора и теперь могу работать как тренером, так и учителем физкультуры. Но пока это всё далеко. Я ещё грести хочу.

Источник: «Чемпионат»


--------------------
Пока ещё в душе чадит огарок
печалей, интереса, наслаждения,
я жизнь воспринимаю как подарок,
мне посланный от Бога в день рождения...
(с) И.Губерман
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
 
Александр Черепа...
сообщение 18.9.2017, 21:56
Сообщение #4082


форумчанин
Иконка группы

Группа: Модераторы
Сообщений: 49 335
Регистрация: 9.8.2006
Вставить ник
Цитата
Возраст: 54
Из: СПБ/Киров
Пользователь №: 2 756

Пол: Мужской


Репутация: 1292


«В моей пробе марихуану пытались найти. Но я даже кальян не пробовала»
Её ЭКГ ужасает врачей, Ричард Макларен пытался представить её наркоманкой. Но Елена Анюшина осталась в спорте и добилась полного оправдания.

На прошлой неделе ВАДА официально прекратило расследование в отношении 95 российских спортсменов, упомянутых в докладе Ричарда Макларена. Нет доказательств. Очень хорошо скрыты. Байдарочница Елена Анюшина из-за подозрений канадского юриста едва не пропустила Олимпиаду в Рио, но ещё предыдущим летом добилась оправдания, а теперь рассказала, в чём именно её пытались обвинить.

Чтобы поговорить со спортсменкой, от результатов ЭКГ которой врачи широко открывают глаза, «Чемпионат» съездил к ней на родину, в мордовский город Ардатов, и попал на церемонию вручения новых байдарок местной школе олимпийского резерва по гребле от республиканского министерства спорта. Анюшина, бронзовый призёр чемпионата Европы-2017, поучаствовала в церемонии и не осталась без подарка – нового контракта с ЦСП минспорта Мордовии и букетика полевых цветов от крошечной девочки, которая едва научилась ходить.

— Елена, вы в курсе, что обвинения с части спортсменов из доклада Макларена сняты? И вы, надо полагать, в их числе.
— Да, в курсе. Этого стоило ожидать, поскольку этот список непонятно как составлялся.

— Как вы пережили ту ситуацию, когда ваше имя тоже оказалось в списке?
— Не передать словами! Если бы мне сейчас предложили заниматься греблей, но сказали, что придётся такое перенести, я бы не стала даже пробовать. Это было настоящим шоком. Я готовилась к Олимпиаде на сборе, когда мне позвонили из нашей федерации и сообщили, что я отстранена от соревнований без всяких причин. Конечно, мы с тренером потребовали объяснить, что случилось. И услышали в ответ, что якобы в моей допинг-пробе «А» найдены следы то ли марихуаны, то ли каких-то трав, которые попадают в организм через кальян. А я и кальян-то никогда в жизни не пробовала! Потом появилась новая версия – нашли запрещённый препарат, который содержится в таблетках от детского поноса. Сейчас даже смешно говорить, а тогда было совсем не смешно. В общем, я заявила, что настаиваю на вскрытии пробы «Б» и буду при этом присутствовать.

— Но эта процедура так и не была запущена?
— Нет. Меня допустили к соревнованиям, сняв абсолютно все обвинения. Случилось это за три дня до того, как мне нужно было выступать на Олимпиаде. Я была в это время дома, куда меня мой тренер Яков Яковлевич Костюченко сразу после известия об отстранении отправил. Я настаивала, чтобы остаться в Бронницах и тренироваться до тех пор, пока не стартует мой заезд. Но тренер лучше знал, что мне нужно. Дома выходила на тренировки без особого желания, просто на автомате, потому что не верила в положительный исход. В основном занималась со своим псом Алым.

— Ситуация разрешилась в вашу пользу.
— Мне позвонили из федерации и сказали: «Лена, немедленно выезжай в Москву, тебя допустили». Я собралась в течение часа, мой дядя повёз меня на машине. Только доехали до границы Мордовии, как вновь звонок: «Возможно, информация неточна, подождите пока». Мы остановились в Зубовой Поляне и ждали там третьего и последнего звонка. Дождались, получили подтверждение и поехали дальше. И в тот же вечер улетели в Рио-де-Жанейро вместе с моей напарницей Кирой Степановой, которая добиралась из Саратова.

— Она же вообще пострадала, несмотря на то что её имя нигде не упоминалось?
— Да. Но поскольку меня отстранили, наш экипаж уже не мог участвовать. Да так получилось не только со мной. У нас перед Рио выбили всех лидеров. А в итоге уже после Игр кого-то оправдали, кого-то не так давно.

— Отстранённые велосипедисты подали иск к Макларену. Гребцы не собираются этого делать?
— Честно говоря, не знаю. Они просто рады, что обвинения сняты и они могут соревноваться. Наверное, я поступила бы так же, как они. Просто тихо порадовалась, что можно вновь выходить на старт. В России нет отлаженной юридической защиты спортсменов. Нас тогда просто втоптали в грязь, и никто ничего сделать не мог. Это очень печально.

— Во время Олимпиады вы говорили, что некоторые соперницы от вас отворачивались. Так и было?
— Возможно, меня не совсем правильно поняли. Такое было с парнями, с которыми перестал здороваться немец Себастьян Брендель. Он даже демонстративно отворачивался, когда мимо проходил. Особого изменения отношения к себе, которое проявлялось бы визуально, я не заметила. Но одна из спортсменок, уже не помню из какой именно команды, выложила пост в соцсети, суть которого заключалась в том, почему она должна соревноваться с допингёрами, то есть со мной.

— Вы как-то отреагировали?
— Нет. Но ей в личные сообщения сотрудница нашей федерации Елена Исхакова прислала сканы всех документов, на основании которых меня допустили. Спортсменка этот пост удалила. Об этом больше всего сожалел Андрей Крайтор, который намерен был написать ей горячий комментарий.

— Из-за этого все ощущения от Олимпиады оказались смазанными?
— Безусловно. Я даже не почувствовала, что это именно Олимпийские игры. Тем более что жили мы не в деревне, а в гостинице, которая рядом с каналом. Мы приехали второпях и даже не успели акклиматизироваться. Если бы за год до этого мы не приезжали на тестовые старты, то на Олимпиаде вообще нечего было бы делать в спортивном плане. А так мы смогли даже в финал пробиться. Хотя, конечно, до всех этих событий рассчитывали на большее. Плюс организация соревнований была кошмарной, одной из худших среди всех стартов, где я участвовала. Любой чемпионат мира намного лучше проходит.

— Вам никогда не припоминали Виктора Чёгина?
— Нет, меня вообще не ассоциировали никогда с Мордовией. Может, просто никто в мире гребли об этом не знал? Да я ведь спортсменкой стала не в Мордовии, а в Московской области.

«Я в греблю и не стремилась. Думала, в волейбол играть еду»

— А как же в греблю попали, ведь в республике нет специальных каналов, только участки рек?
— Случайно. Я в школе никогда не уклонялась от физкультуры, всегда выступала на любых соревнованиях, куда отправляли. И вот однажды, когда мы готовились к школьным соревнованиям по волейболу, которые проходили в Ардатове, услышали, что по республике ездит какой-то тренер и набирает детей в секцию. Мы сыграли на этих соревнованиях, а после них нескольких человек отобрали, которые тренеру приглянулись. Среди них была я и две мои одноклассницы, Маша Калигина и Света Ерёмина, а также Олеся Никишаева из Зубовой Поляны, моя будущая напарница.

— Вам что-то объясняли про то, куда идёт просмотр?
— Нет, просто попросили подтянуться, сделать отжимания и прыжок в длину. Из девочек я только одна смогла подтянуться и сделала это пять раз. Видимо, тренеров это впечатлило. Это были Костюченко и Борис Иванович Данилов, который набирал группу каноистов. Они пригласили все отобранных в Бронницы в училище олимпийского резерва.

— А когда же вы узнали, каким видом спорта будете заниматься?
— Я когда ехала туда, то до последнего думала, что речь про волейбол – нас же после волейбольного турнира отобрали. А когда приехала и увидела гребной канал, а по нему лодки плавают, очень удивилась. И на первой же тренировке тренер говорит: «Садись в лодку».

— Сразу перевернулись?
— Сразу. Я вообще очень часто переворачивалась и не могла понять, как держать баланс. Дело до слёз доходило. Из четырёх девочек, которых Костюченко привёз из Мордовии в Бронницы, у меня получалось хуже всех. Но я понимала, что нужно терпеть, просто так ничего не добьёшься.

— Вам сколько лет тогда было? Наверное, с учёбой сложности были?
— Мне было 14, я заканчивала восьмой класс. На новом месте приходилось совмещать тренировки и учёбу, чтобы нормально сдать ГИА и учиться дальше. Утром шли в школу, два часа занимались, потом тренировка, потом обед и вновь школа, а в 17 часов вновь на тренировку. Свободное время было только с 20 до 22 часов. Самой главной проблемой стала смена школы в 11-м классе. Я только привыкла к учителям, начала понимать их требования, как наш спортивный класс перевели. Тогда было очень тяжело.

— Родители легко вас отпустили?
— Они сказали, что решать мне, и если я хочу, то могу ехать. Но им было тяжело, поскольку они оставались одни. Старший брат в это время служил в армии, а тут ещё и я уезжала. Теперь уже все привыкли.

— А если бы не уехали, какие были перспективы?
— Понимаете, в моём родном селе Жабино школу закрыли как раз тогда, когда я заканчивала восьмой класс. Мне бы пришлось доучиваться в соседнем селе Урусова, а там я очень не хотела заниматься. Но пришлось бы именно там, других вариантов не было. Но тогда я бы точно отучилась девять классов и из школы бы ушла. А куда – большой вопрос. Перспектив особых не было. Поэтому, когда появился такой шанс, я не раздумывала.

— Были уверены, что всё получится?
— Нет. Но была уверенность, что я сделаю всё, что от меня зависит.

«Врачи сказали, что ответственность на себя брать не будут»

— Школьные проблемы – самое серьёзное, с чем пришлось столкнуться после переезда?
— Как выяснилось, нет. На первом же медицинском обследовании в Бронницах результаты ЭКГ оказались плохими. Но я никогда не чувствовала никаких проблем, хотя, конечно, такого обследования никогда и не проходила. При этом УЗИ сердца никаких патологий не показало. Врачи сказали, что с такими результатами ЭКГ не могут разрешить мне полноценно заниматься, но если тренер готов взять такую ответственность на себя, то они против не будут.

— А тренер?
— Он сказал, чтобы я не волновалась, он будет разрабатывать мне особый график тренировок. Мы прошли множество специалистов, которые поставили бы точный диагноз, но этого диагноза нет. Один из врачей вообще был в шоке, когда увидел результаты ЭКГ. Он сказал, что с такой кардиограммой нельзя не то, что спортом заниматься, но даже небольшие нагрузки переносить. И подчеркнул: если результаты ЭКГ ухудшатся, то надо сразу завязывать со спортом.

— Вам приходится как-то официально оформлять эту болезнь?
— Такой необходимости нет. Главное – постоянно следить за здоровьем, но в сборной с этим вопросов нет. И биохимия, которую нам делают два раза в неделю, отклонений не показывает. Обследования постоянные. А вот с гемоглобином могли вопросы возникнуть.

— Он у вас слишком высокий, как был у биатлониста Ивана Черезова?
— Напротив, он был слишком низким. Всего 116 единиц. При таком уровне гемоглобина на сердце гораздо более высокая нагрузка, чем обычно, и тренироваться в полную силу нельзя. Яков Яковлевич покупал мне говяжью печень, гранатовый сок, бруснику, свёклу – в общем все продукты, которые повышают гемоглобин. Самое интересное, что спустя некоторое время уровень гемоглобина у меня пришёл в норму и после этого ни разу не опускался.

«Коров я доить не умею. Мама меня от скотины ограждала»

— Наверное, мяса дома не так много ели?
— Вовсе нет. У нас же дома целое хозяйство – и коровы, и бычки, и поросята, и птицы.

— Вы тоже за ними ухаживали?
— Нет, я только училась и играла. А когда подросла и должна была стать помощницей мамы в этих делах, меня забрали. Я помогала только по дому – постирать, убраться и на огороде. Так что коров доить не умею. И готовлю только по необходимости, поскольку не так часто бывают ситуации, когда приходится это делать.

— В Жабино и Ардатове, наверное, каждый встречный вас знает, о чём-то спрашивает?
— Вовсе нет. Всё как обычно. Я как человек нисколько не изменилась. И не собираюсь. Мама мне даже говорит, что другая бы на моём месте уже за счёт интервью приобрела бы популярность. Плюс мои одноклассницы уже разъехались кто куда. Остались одноклассники, с которыми я совершенно нормально общаюсь.

— Но поздравления от односельчан получаете?
— Иногда. Я не чувствую себя какой-то звездой. Мне нравится быть самой обычной.

— А с родной республикой какие отношения? Пару лет назад они были довольно сложными.
— Прекрасные! Сейчас поддержка Мордовии ощущается абсолютно во всём, и я за это очень благодарна. Рада, что благодаря моим успехам гребля в республике получила статус базового вида спорта.

«Нет непобедимых. Космических результатов никто не показывает»

— Тренер старательно оберегал вас от одиночки. Но в нынешнем сезоне вас наконец «выпустили из клетки», и вы вошли в тройку сильнейших в Европе в топ-5 на мире. Просто доросли?
— Получается так. В нашем виде спорта успеха добиваются в основном опытные и достаточно возрастные спортсмены. Но я могу сказать, что у меня результаты из года в год растут.

— То есть бороться можно со всеми?
— Абсолютно. Нет у нас непобедимых, которые показывали бы космические результаты. Я вполне себя своей среди всех лидеров чувствую. Просто к Европе подготовка прошла без всяких проблем, а к чемпионату мира что-то пошло не так. Я не могла объяснить свои ощущения, но чувствовала, что за тройку бороться не буду, форму не набрала. Думаю, чтобы окончательно закрепиться в элите, мне может хватить и года. Но это идеальный вариант. На самом деле, никто этого сказать не может. В любом случае, только постоянная работа даст результат.

— Костюченко говорил, что после Олимпиады хотел дать вам длительный отдых, чтобы вы полностью восстановились. Почему же вы выступали в прошедшем сезоне?
— Я сама отказалась отдыхать. Побыла дома, с семьёй, с собакой, а потом позвонила и спросила, когда приступать к тренировкам. Не видела смысла в таком длительном отдыхе. Планы у меня грандиозные, я себя в спорте вообще пока не реализовала. Надеюсь, всё впереди.

— Уже думали, где будете жить после завершения карьеры?
— Мне нравится Саранск, тем более у меня там квартира, где я практически не бываю. И родители за этот вариант. Работу найду, наверное. Я закончила «Малаховку» (Московская государственная академия физической культуры. – Прим. «Чемпионата»), получила специальность тренера-инструктора и теперь могу работать как тренером, так и учителем физкультуры. Но пока это всё далеко. Я ещё грести хочу.

Источник: «Чемпионат»
Прикрепленные изображения
Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение
 


--------------------
Пока ещё в душе чадит огарок
печалей, интереса, наслаждения,
я жизнь воспринимаю как подарок,
мне посланный от Бога в день рождения...
(с) И.Губерман
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
 
Александр Черепа...
сообщение Вчера, 9:05
Сообщение #4083


форумчанин
Иконка группы

Группа: Модераторы
Сообщений: 49 335
Регистрация: 9.8.2006
Вставить ник
Цитата
Возраст: 54
Из: СПБ/Киров
Пользователь №: 2 756

Пол: Мужской


Репутация: 1292


Ultimate Fighting Championship (UFC) light heavyweight bruiser Nick Roehrick found himself in hot water last month after United States Anti-Doping Agency (USADA) notified the once-beaten Floridian of a potential anti-doping violation.


Nick Roehrick, чемпион в полутяжелом весе Ultimate Fighting Championship (UFC) дисквалифицирован на год после внесоревновательного теста проведенного United States Anti-Doping Agency (USADA).

Из официального пресс-релиза:





машинный перевод




--------------------
Пока ещё в душе чадит огарок
печалей, интереса, наслаждения,
я жизнь воспринимаю как подарок,
мне посланный от Бога в день рождения...
(с) И.Губерман
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
 

205 страниц V  « < 203 204 205
Добавить ответ в эту темуОткрыть тему
> 3 чел. читают эту тему (гостей: 3, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия
 Гормон роста от компании Neo Labs  Максимально широкий спектр препаратов Гормона Роста...и не только
 Power Life - независимый журнал по силовым видам спорта  Лучший выбор в номинации цена-качество!
ÀÕÙâØÝÓ@Mail.ru