Версия для печати темы

Нажмите сюда для просмотра этой темы в обычном формате

Форум fitsport.ru _ История бодибилдинга и фитнеса _ История ТА в России и в мире

Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:09


Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:10


Автор: kange 6.6.2012, 13:19



Андрей Чемёркин, попытка на 272,5

Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:25



Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:25



Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:35


Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:50


Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:57



Автор: Lifter. 6.6.2012, 13:58


Автор: kange 6.6.2012, 20:11



Абсолютный рывок 216 кг.
но в 1990 году на Кубке Дружбы Евгений Сыпко порвал 216,5 кг ( неофициальный рекорд - был..)

Цитата
До сих пор никто не может превзойти рекордное достижение краснодарского супертяжеловеса Евгения Сыпко в рывке. 3 марта 1990 года на Кубке Дружбы он вырвал 216,5 килограмма. Этот вес считается в рейтинге всех времен результатом номер один. Аракелов утверждает, что на тренировках Евгений поднимал и 220.


http://www.ki-gazeta.ru/rubrics/archiv/2010/9/25/30089.html

В настоящее время мировой рекорд в рывке 214 кг ( Бехдад Салими), но на внутренних соревнованиях Бехдад Салими порвал 217 кг. Неофициальный мировой в сумме 473 кг также его.


ждём ОИ icon_smile.gif

Автор: kange 6.6.2012, 20:32



Евгений Чигишев рывок 211 кг. Рекорд России, не побит пока.

Автор: kange 7.6.2012, 18:11



bd.gif

Автор: kange 11.6.2012, 15:21



Самый первый толчок 200 кг с помоста, использовался континентальный способ подъёма на грудь, 1954 год Н.Шеманский.

Автор: Lifter. 31.8.2012, 18:58


Автор: Александр Черепанов 31.8.2012, 20:24


Автор: Mister Univers1974 31.8.2012, 20:27

Хорошо, что жим отменили.

Автор: sergeisokol 31.8.2012, 20:29

Оо жесткие грифы

Автор: Александр Черепанов 1.9.2012, 21:10


Автор: Юрий хирург 1.9.2012, 21:26

Александр Черепанов, Саш, а Каплунов жив еще? Лет 80 ему должно где-то быть

Автор: Александр Черепанов 3.9.2012, 20:00

Цитата(Юрий хирург @ 1.9.2012, 23:22) *
Александр Черепанов, Саш, а Каплунов жив еще? Лет 80 ему должно где-то быть

К сожалению умер. Пусть земля будет пухом...


Автор: Юрий хирург 3.9.2012, 20:07

Аминь...

Автор: Александр Черепанов 3.9.2012, 20:19


Автор: Athletic 19.9.2012, 9:33


Автор: Athletic 19.9.2012, 9:33


Автор: Athletic 19.9.2012, 9:34


Автор: Athletic 19.9.2012, 9:35


Автор: Андрей Попов 15.1.2013, 23:38

Спасибо за тему...с огромным удовольствием ролик этот посмотрел...очень хорошо помню те времена и борьбу супертяжей...
Прошлым летом, когда был в Белоруссии, встречался с Курловичем, они с папой моим приятельствуют сто лет...и собственно его внешний вид на Гродненском пляже на реке Неман и послужил тем толчком, который привёл меня в первый раз в зал качаться, как раз в этом году это было, в 1987, мне 14 лет было...фильмов с Арнольдом я ещё не видел...Александр скромным паренем и тогда был (с характером правда), и сейчас...подарил мне брелок Турецкой федерации ТА...приятно чёрт возьми...


Слав, будет интересно интервью с Александром народу? Собственно многие ли знают кто этот человек?

Автор: Yakov 14.3.2013, 17:17

Цитата(Андрей Попов @ 16.1.2013, 0:38) *
Спасибо за тему...с огромным удовольствием ролик этот посмотрел...очень хорошо помню те времена и борьбу супертяжей...
Прошлым летом, когда был в Белоруссии, встречался с Курловичем, они с папой моим приятельствуют сто лет...и собственно его внешний вид на Гродненском пляже на реке Неман и послужил тем толчком, который привёл меня в первый раз в зал качаться, как раз в этом году это было, в 1987, мне 14 лет было...фильмов с Арнольдом я ещё не видел...Александр скромным паренем и тогда был (с характером правда), и сейчас...подарил мне брелок Турецкой федерации ТА...приятно чёрт возьми...

Слав, будет интересно интервью с Александром народу? Собственно многие ли знают кто этот человек?



Интервью с Курловичем?Да конечно интересно...оочень

Автор: Lifter. 15.3.2013, 14:31


Автор: Lifter. 15.3.2013, 15:01


Автор: Александр Черепанов 7.4.2013, 18:54

Иван Абаджиев - Надеюсь женскую штангу когда нибудь запретят!

Иван Абаджиев, пожалуй, самый выдающийся тренер в истории мировой тяжелой атлетики, воспитавший 12 олимпийских чемпионов и 57 чемпионов мира. Ведомая им сборная Болгарии в 70-80-х годах минувшего века оспаривала пальму первенства в мире наряду с Советским Союзом. Уникальность достижений небольшой страны базировалась на особой системе подготовки, разработанной Абаджиевым.



Суть ее состояла в суперинтенсивных тренировках, проводимых практически в соревновательном режиме. "Железные мальчики Абаджиева", выдерживавшие его курсы, щелкали мировые рекорды как орехи, а сборная СССР перед каждым чемпионатом мира имела лишь одну задачу: в командном зачете любой ценой опередить болгар.
Болгарское чудо закончилось на Олимпиаде 1988 года, когда были дисквалифицированы сразу несколько питомцев Абаджиева. А сам он подвергся жестокой обструкции у себя на родине... Спустя двадцать лет, изрядно поколесив по миру в ранге тренера и консультанта различных национальных сборных, он вновь вернулся в родную страну. Которая, увы, и перед этой Олимпиадой стала главным ньюсмейкером предстоящего турнира тяжелоатлетов. Сразу одиннадцать болгарских штангистов были дисквалифицированы перед Пекином из-за того, что в их организме обнаружили допинг...
- Я, признаться, сейчас далек от сборной, но мое мнение таково: виноваты тренеры и те, кто отвечает за фармакологическую подготовку спортсменов. Раньше у нас был институт, занимавшийся подобными проблемами, и мы всегда находились в курсе всех новых разработок. Сейчас же, судя по тому, что ребят поймали на таком доисторическом препарате, как метандростенолон, никакого развития эта тема не имеет. Сразу одиннадцать человек - это просто какой-то позор.

- Не меньший позор - фиаско вашей команды в Сеуле двадцать лет назад. В одном из интервью вы намекнули, что скандал с дисквалификацией атлетов был инициирован советскими спортивными чиновниками...
- Я и сейчас скажу то же самое. Погорели ребята из тех весовых категорий, в которых у них были конкуренты из СССР. К примеру, в весе 56 кэгэ вместо моего Граблева выиграл Мирзоян, а в 67 - вместо Гинчева - Милитосян. Но там, где не было советских атлетов, к примеру в весе 75 кг, наши спортсмены оказались чистыми. Кроме того, на мою просьбу проверить анализы болгарских штангистов в лаборатории, установленной на базе советской сборной - теплоходе "Михаил Шолохов", председатель вашего НОКа Грамов ответил, что никакой лаборатории там нет. Но ведь сегодня все знают, что она была...
Мы мешали многим - в том числе и международной федерации. Ее очень злило, что болгары и русские забирают почти все медали. Кто-то должен был стать лишним. Понятно, что не могучий Советский Союз...
Впрочем, сегодня наш пролет мимо Пекина уже совсем не историческое событие - вряд ли бы мы составили там конкуренцию в борьбе за призовые места.

- Что думаете о Резазаде? Вы ведь тоже приложили руку к воспитанию самого выдающегося супертяжа этого века. Сумеет ли он побить рекорды лучших атлетов этой категории века минувшего - Тараненко и Писаренко?
- В конце 90-х сборная Ирана попросила о помощи. Буквально за полтора года все штангисты, которые у меня тренировались, стали призерами чемпионата мира и Олимпийских игр. Что касается Резазаде, то сейчас он, похоже, отошел от той системы тренировок, которую я прививал. Стал толстым и неуклюжим, и, думаю, вряд ли можно вести речь о новых мировых рекордах в его исполнении.

- Вас звали не только в Иран, но и в Турцию перед Олимпиадой-96. Говорят, это была личная просьбы Наима Сулейманоглу - пожалуй, самого выдающегося вашего ученика, который сбежал из Болгарии в Турцию, чего вы ему долго не могли простить...
- Да. Я не хотел к нему ехать, потому что был ужасно зол из-за той истории. Но еще больше я был зол на болгарскую федерацию, и потому приглашение все-таки принял. Мне очень хотелось отомстить за то унижение, которое я испытал после Олимпиады в Сеуле. Тогда от меня отвернулись все, кто раньше почтительно заглядывал в глаза. Я, тренер с мировым именем, нигде не мог найти работу и одно время даже трудился сторожем в детском саду - надо было как-то выживать...

- У нас вчерашние герои тоже легко превращаются во врагов народа. В такие времена хорошо проверяются ученики, сразу видно, чему вы научили.
- Как раз с ними не было проблем - многие старались при случае помочь. Несмотря на то, что в зале я был жестким тренером и если кто-то меня не слушался, сразу показывал на дверь. И никаких поблажек никогда никому не было. Даже если бы этот человек поднимал 600 килограммов. Правила одинаковы для всех.

- Что вы ждете от Олимпиады в Пекине и какое будущее видите у штанги в 21-м веке?
- Прежде всего я надеюсь, что вначале исключат из олимпийской программы, а потом совсем уничтожат женскую тяжелую атлетику. Во-первых, это неэстетично - женщина все-таки создана для любви, а не для поднятия тяжестей. Во-вторых, они мало поднимают - если сравнить Евстюхину и Вырбанова, то при одном и том же весе мой Сашо рвал больше, чем она толкает, а рвать он не умел.
К тому же женщины в большинстве своем, как бы это сказать... У меня была Донка Минчева, не представляешь, сколько я натерпелся от нее, сколько сил вложил, а она взяла и забаранила Олимпиаду в Сиднее... Не стоит им поднимать тяжести - плохо это действует на женский организм и физически, и психологически.
Также не хочется верить, что ВАДА будет применять свой мощный аппарат на небогатых видах спорта, и тогда тяжелая атлетика вместе со мной не умрет.

- Что думаете о белорусах Рыбакове и Арямнове - могут ли наши чемпионы мира повторить свой успех в Пекине?
- Рыбаков - это тот, который много рвет? У меня был такой же Благоев в категории до 90. Он рвал 195, толкал 225, и я не считал, что это для него предел. Поэтому мне интересно, на каких килограммах остановится ваш атлет. Толкает он пока слабовато, у меня Петров при весе 70 на тренировке во втором движении показывал 210. Впрочем, в Пекине я все равно не вижу равных Рыбакову. Что касается Арямнова, то, кроме того что этот парень неплохой и перспективный, больше ничего сказать не могу. Посмотрим, как он справится с пекинским помостом.

- Суть вашей тренировки состоит в том, что с помощью высочайших нагрузок вы заставляете атлета работать на пределе возможностей, тем самым постоянно их расширяя...
- Знаете, рассказать о теории моей тренировки в двух предложениях невозможно. Главное, пожалуй, в том, что я постоянно что-то искал и придумывал. Скажем, перед Сиднеем пробовал новую методику сгонки веса. Заставлял тех, кому надо много гонять, тренироваться ночью, чтобы днем меньше питались. И, как ни странно, работоспособность от этого только увеличивалась.
Вообще человеческий организм может адаптироваться к чему угодно. Многие говорят, что летом, в жару, надо отдыхать, сбавлять нагрузки. А как же в это время бьют мировые рекорды? Или тренируются в Африке и странах с жарким климатом и показывают при этом очень приличные результаты? Некоторые тренеры считают, что для разгрузки надо делать длительный отдых (неделя и более), а по мне это уже физкультура какая-то получается, а не профессиональный уровень.
Думающий тренер подобен архитектору, он видит будущее здание и знает, как оно должно быть построено.

- А как его надо строить?
- Знаешь, так называемый спортивный талант - это все ерунда, по большему счету. Конечно, есть люди более гибкие, более сильные, чем остальные, но, как правило, это показатель того, что у последних не было хорошего тренера, условий для занятий да и, собственно, тяги к спорту.
Я набирал в болгарских школах самых заурядных пацанят при помощи швабры или обычной деревянной палочки. Просил ребят продемонстрировать рывок и толчок, а сам глядел, кто от природы более склонен к поднятию штанги, и потом уже развивал эти способности на ежедневных тренировках. Шаламанов (Сулейманоглу. - ПБ.), конечно, классный спортсмен, но от парня не было бы никакого толку, если бы его однажды вот так не нашли в школе.
Больше скажу - прославленные на весь мир атлеты Давид Ригерт и Василий Алексеев не обладали никакими особенными талантами. Просто им повезло, что в то время начинался расцвет тяжелой атлетики, фармакологии. Хороший тренер опять-таки попался. Да и условия для тренировок в Советском Союзе тогда были очень хорошие для спортсменов экстракласса.

- Если вы уже вспомнили Алексеева, то чем объясните, что в супертяжелой весовой категории болгары практически никогда ничего не выигрывали, за исключением Крастева?
- Прежде всего это ошибки скаутов. Они предпочитали завлекать в секции людей с ростом выше 180 сантиметров. Но "правильная" комплекция - это еще далеко не все. Был у меня Митько Граблев. Руки кривые, как грабли, сам ростом с человека, выступающего в категории 75 килограммов, а он в весе 56 становился чемпионом мира. Все очень индивидуально. И опять-таки зависит от чутья и умения главного тренера.
Я, например, сейчас могу тренировать атлетов в любом виде спорта - давать им именно ту физическую нагрузку, которая необходима. Но не уверен, что хочу этим заниматься. Все-таки возраст.

- 68 - это уже много, да?
- Доживешь до моих лет - узнаешь. Старикам всегда непросто. Уважения к ним нет. Тяги к жизни тоже...
Знаешь, из меня многие пытались сделать какого-то монстра, на которого можно свалить вину за прошлые и, возможно, будущие неудачи. Правда, как правило, это делали те, кто ничего существенного не добился. Жили они чужим умом. А мне было проще - у меня всегда имелся свой. Я никогда и никого не боялся. Потому и выигрывал...

Автор: Александр Черепанов 7.4.2013, 18:58

Иван Абаджиев - Очень тяжелая атлетика

Я не была готова к интервью. Равно как и к тому, что во время Олимпиады столкнусь с самим Иваном Абаджиевым в мрачноватом тренировочном секторе афинского стадиона "Мир и дружба". Но это всё же произошло. И в тот момент, когда великий тренер потянул на себя дверь разминочного зала, куда прессе вход был категорически воспрещён, я решилась окликнуть: "Иван!"

Абаджиев остановился и выжидательно повернул голову.

— Подождите! Я... Мне очень хочу познакомиться с вами. И, если вы не возражаете, взять интервью.

— Зачем?

— Думаю, таких тренеров, как вы, во всём мире наберётся не так много. И их, к сожалению, не становится больше. Слишком это тяжело.

Абаджиев устало вздохнул:

— Что вы можете знать об этом?

— Мой отец десять лет возглавлял сборную СССР по плаванию. Но вы вряд ли его знаете.

Абаджиев протянул руку, повернул мою аккредитацию, читая фамилию, и поднял глаза:

— Сергей Вайцеховский — ваш отец? Конечно же, я слышал о нём. — И, помолчав, добавил: — Приходите. До обеда я всегда в гостинице. Наши спортсмены не выступают в слабых группах...

Сумасшедший

Главным тренером сборной Болгарии Иван Абаджиев стал, в общем-то,случайно. Впрочем, сам он, мечтавший о карьере художника, до сих пор считает случайным многое в своей жизни. Случайно в своё время он пришёл в гимнастический зал. Потом перешёл в тяжёлую атлетику. В 1953 году, к ужасу и удивлению тренеров, по собственной инициативе начал тренироваться по два раза в день. Стал вторым на чемпионате мира и первым из болгарских штангистов (до этого его страна ни разу не выигрывала медали мировых первенств) получил звание заслуженного мастера спорта. Потом начал работать гостренером — спортивным чиновником. Перекладывал бумажки в спорткомитете, периодически высказывая вслух свои соображения по поводу бездарных, на его взгляд, тренировок национальной команды. И когдав 1968 году сборная Болгарии с треском провалилась на Олимпийских играх,а какое-то из высказываний "сумасшедшего" Абаджиева долетело до ушей крупного спортивного начальника, тот не выдержал: "Если он самый умный, то пусть принимает сборную! Терять нам всё равно нечего".

На Олимпиаде-72 в Мюнхене болгарские штангисты победили в командном зачёте, завоевав три золотые и три серебряные медали.

Первый триумф

— Вообще-то, мы могли рассчитывать только на два серебра, — начал вспоминать Абаджиев. — Да и то лишь в лучшем случае. На самом деле, когда в полулёгком весе начал выступать мой ученик Нораир Нурикян, я молился всем богам, чтобы он не вылетел из шестёрки. В его категории собралось, как минимум, ещё пять равных ему по силе спортсменов. Явным лидером был советский атлет Дито Шанидзе.

Но для нас всё сложилось на редкость удачно. Нурикян неожиданно хорошо выступил в первом упражнении и получил возможность бороться за второе место.

Я был заранее доволен: до этого у Болгарии на Олимпийских играх вообще не было медалей. Я знал, что Шанидзе начнёт толкать со 147,5 кг, потомподнимет 152,5 кг и пойдёт на 155 кг. Этот результат должен был наверняка сделать его чемпионом.

Нурикян в первом подходе тоже поднял 147,5 кг. И я подумал: какой смысл делать подход на 152,5 кг? Надо подождать, посмотреть, каким весом закончит Шанидзе, и тогда добавить пять килограммов и идти ва-банк.

В своих расчётах я ошибся лишь в одном: Шанидзе не взял 155 кг.

— Знаете, тренер ведь никогда не может быть до конца уверен, выиграет его спортсмен или нет, — продолжил свой рассказ Абаджиев. — Иногда бывает достаточно поймать взгляд соперника, чтобы засомневаться в собственных силах. На Играх это, считай, крах. Но я увидел, что Нурикян идёт по помосту без тени сомнения. Спокойно захватил штангу, приготовился к рывку...

Сидевший рядом со мной зампред нашего спорткомитета наклонился ко мне и чуть ли не на весь зал зашептал: "Поднимет?". Я убить его был готов. Сам зашипел: "С ума сошёл, что ли? Конечно, не поднимет!"

И пока мы пререкались, Нурикян взял вес.

В полутяжёлой категории лидером был Давид Ригерт. В те времена он выигрывал у ближайших соперников в каждом упражнении по 10-15 кг. Поэтому я, собственно, и не дёргался — знал, что Андону Николову второе или третье место обеспечено при любом раскладе. И вдруг в комнату ворвался наш врач и сообщил: "Ригерт схватил "баранку"".

Я не поверил. Кто угодно, но Ригерт... Не поверите, я даже про своих спортсменов забыл и бросился в зал — на табло посмотреть. Действительно, три подхода — три нуля.

Я тогда Давида искренне пожалел. Он должен был стать чемпионом. Видимо, захотел выиграть с максимальным преимуществом — заказал слишком большой начальный вес.

— Сколько лет в общей сложности вы уже работаете главным тренером?

— С 1969 года — 30 лет. Я давным-давно ушёл бы на пенсию. Хотел уйти много раз. Но не могу себе этого позволить. Мне будет просто не на что содержать семью. Хотя в Болгарии многие считают меня миллионером.

Роковая победа

В мире тяжёлой атлетики про Абаджиева ходят легенды. Болгария, никогда особо не отличавшаяся спортивными подвигами, бросила вызов Советскому Союзу. И где — в поднятии штанги! На Играх-76 в Монреале подопечные Абаджиева выиграли два золота, три серебра и бронзу. Через четыре года в Москве — два золота, четыре серебра и две бронзы.

Говорили тогда разное. Что тренировки болгарской сборной противоречат элементарному здравому смыслу — никакого разнообразия в нагрузках, нет ни ОФП, ни кроссов. Только штанга. Запредельные веса на тренировках. Тогда же, кстати, по миру пошло гулять высказывание Абаджиева:

"Если бы Паганини, вместо того, чтобы играть на скрипке по 15 часов в день, репетировал ещё и на флейте, то он никогда не стал бы великим."

За глаза про болгар говорили и то, что они активно используют запрещённые анаболические препараты. Хотя говорившие прекрасно понимали, что советские тяжелоатлеты фармакологией увлекаются ничуть не меньше.

Настоящая паника началась в 1984 году, когда почти все социалистические страны последовали "рекомендации" СССР и вместо олимпийскогоЛос-Анджелеса отправились на альтернативную "Дружбу-84". В поднятии штанги болгары выиграли в шести категориях. Советский Союз — в четырёх. 1Сразу после соревнований Абаджиева вызвали в спорткомитет и сказали, что он должен уйти. Тренер ответил отказом.

— Я спросил тогда: "Почему я должен уйти? Потому, что мы выигралиу СССР?". Хотя и без этого знал ответ — присутствовал как-то на разговоре генерального секретаря Международной федерации тяжёлой атлетики и нашего завотделом спорта ЦК партии. Смысл разговора был в том, что нельзя позволять двум странам настолько опережать всех прочих. Мол, это тормозит прогресс и убивает интерес к тяжёлой атлетике в целом.

Подтекст, естественно, был иным: если СССР — огромная и могучая страна, чьи победы ещё как-то можно допустить, то Болгарии никто не позволит ничего подобного. Все же понимали, что когда болгары опережают русских — это уже выходит за рамки спорта и имеет политическое значение. Я и сам прекрасно знал, что наиболее важной задачей в штанге спорткомитет Советского Союза считает не чемпионаты мира и Европы, а прежде всего победу над Болгарией. А мы продолжали выигрывать.

В том разговоре генеральный секретарь даже спросил меня: "Хорошо ли это, когда всё выигрывает только одна страна?". Естественно, я ответил: "Нехорошо". Он вскочил и начал меня жать мне руку.

Через четыре года, накануне Олимпийских игр в Сеуле к Абаджиеву подошёл один из высших чинов болгарского спорткомитета: "Всё, что ты можешь выиграть — две золотых медали. Если их будет три — тебе снимут голову. И мне тоже".

Чёрная Олимпиада

— Я многое знал о подготовке советских штангистов, — рассказывал мне Абаджиев. — В том числе и то, что они готовятся намного хуже нас. Конечно, ваши специалисты были тоже неплохо осведомлены о том, что происходит в болгарской сборной. При этом русским всегда очень сильно помогала Международная федерация тяжёлой атлетики. Нам же не помогал никто. Но даже я никак не мог понять, на что рассчитывали ваши руководители, запланировав советским тяжелоатлетам пять золотых медалей.

— Для всего мира Олимпийские игры в Сеуле до сих пор связаны со скандалом в тяжёлой атлетике. 2 Я имею в виду дисквалификацию болгарских штангистов и досрочный отъезд команды домой.

— Это была очень странная история. В Болгарии — равно, кстати, как ив СССР — в те времена перед каждым ответственным выступлением обязательно проводился домашний допинг-контроль. Мы сделали почти полсотни проб. И, несмотря на это, наших спортсменов начали ловить на фуросемиде. Фуросемид — это мочегонное средство. В своё время мы специально изучали, как он действует, отслеживали изменение реакции по часам. Через 72 часа после приёма этого препарата его уже практически невозможно обнаружить. Согласно же результатам сеульских анализов, концентрация фуросемида в пробах болгарских атлетов была просто чудовищной. Причём положительные анализы оказались именно у спортсменов тех категорий, где после дисквалификации болгарина чемпионом становился советский штангист. Так, после дисквалификации Митко Грыблева золото получил Оксен Мирзоян, после дисквалификации Ангела Генчева — Исраэл Милитосян, хотя результаты этих победителей были очень слабыми. В тех же категориях, где ваших спортсменов не было, все болгарские пробы оказались чистыми.

Там же в Сеуле, когда скандал начал разгораться, мы договорились о встрече с руководителями советской делегации. Встретились в парке — боялись, что комнаты могут прослушиваться. Председатель болгарского спорткомитета попросил Марата Грамова помочь: негласно сделать анализ проб болгарских штангистов в вашей лаборатории. Но нас обманули, заявив, что в Сеуле советской лаборатории нет... А на самом деле она там была. На корабле. Я знал это точно.

Заслуженный сторож республики

— Вы ведь русская, да? — неожиданно спросил Абаджиев, прервав повисшую паузу.

— Да.

— Не очень хорошо, что я вам всё это рассказываю. Но это правда. Знаете, я очень люблю Россию. Сами видите, довольно хорошо знаю язык. Восхищаюсь русскими художниками. Могу просто начать перечислять — Репин, Суриков, Крамской, Поленов, Шишкин, Айвазовский, Левитан, Серов, Васнецов, Васильев... Наверное, знаю больше русских песен, чем вы. Ваши певцы у нас не так популярны, как западные, но многие из них — выдающиеся мастера. Кстати, в Афины мне привезли записи Лемешева. Очень люблю Георгия Виноградова, которого, как мне кажется, в России почти забыли. Он пел в военные и послевоенные годы. Напомнить? "Соловьи, соловьи...", "В лесу прифронтовом","Далеко-далеко", "Ленинские горы", "Школьный вальс"... Кроме этого он был выдающимся драматическим тенором. Про Шаляпина, Нежданову, Собинова я вообще не буду распространяться. А штанга — это совсем другое дело.

— После Игр в Сеуле вы ушли из сборной?

— Проработал ещё год. Наша команда сменилась почти полностью, я собрал молодых и мы выиграли снова. Тогда-то меня и выгнали. Прямо с очередного чемпионата Европы.

...В Болгарию Абаджиев вернулся изгоем. Тренер, подготовивший за 20 летработы 9 олимпийских чемпионов, 57 чемпионов мира и 64 — Европы, не мог устроиться по специальности даже в заштатные клубы. Попытался было обратиться в федерации других стран, где оставались знакомые, но отовсюду получал убийственно вежливый ответ: "К сожалению, мы не в состоянии оплачивать тренера столь высокой квалификации..." Домашний телефон замолчал надолго. Дома же были двое детей и жена, которая в своё время оставила работуиз-за того, что дочь училась в музыкальной школе и с нею нужно было заниматься по многу часов в день. Отчаявшись найти работу по специальности, Абаджиев стал сторожем в детском саду. Потом по совместительству устроился в фирму, изготовлявшую железные двери для квартир. Несколько лет спустя,в 1993 году, когда в Софии проходил чемпионат Европы по тяжёлой атлетике, рискнул прийти в зал. За всё время соревнований к великому тренеру не подошёл ни один человек.

И всё-таки колёсико судьбы сдвинулось: благодаря очередному удачному стечению обстоятельств Абаджиев устроился тренером по бадминтону. А ещё через два года — 15 декабря 1995 года — получил приглашение из Турции, куда за два года до Сеула убежал его любимый ученик Наум Шаламанов. В Турции штангист получил имя Наим Сулейманоглу, стал чемпионом на двух Олимпиадах подряд, считался главным претендентом на победу в Атланте и... отчаянно нуждался в тренере.

Секрет мастера

В Атланте Сулейманоглу выиграл в третий раз. Чемпионом стал и Халил Мутлу 3. Два золота против серебра и двух бронзовых наград у болгарских штангистов.

— Чего вам больше всего хотелось тогда? — спросила я Абаджиева. И услышала:

— Выиграть у Болгарии. Правда, меньше всего я ожидал, что мне предложат вернуться. И что я соглашусь.

— Почему?

— Слишком сильно был обижен. Я имел возможность уехать из Болгарии задолго до Сеула. Но даже в мыслях не допускал этого. Считал свою методику тренировки оружием государственного масштаба. Поэтому и держал её в секрете столько лет.

— А сейчас?

— Сейчас уже нет. Слишком много болгарских тренеров и спортсменов разъехалось по всему миру. Да и лет уже прошло много. Хотя когда я только начинал работать, меня считали сумасшедшим.

— Из-за методики?

— Да, она не была похожа ни на какую другую. Противоречила многим вещам, которые считались в спорте аксиомой. В Болгарии ведь во многих видах спорта до сих пор работают по методикам, созданным в своё время советскими специалистами. Главное в них — чёткая периодизация: подготовительный период, переходный, соревновательный... Я отмёл всё это сразу. Разве у зайца, который бежит от волка, есть переходный период? Да, он может затаиться, спрятаться в кустах, но при этом готов в любой момент выскочить и снова бежать, что есть сил. Разве логично огромным трудом добиваться выдающихся результатов, а потом прекращать тренироваться и опускаться на прежний уровень? 4

Когда я стал думать над этим, то наткнулся на очень интересные исследования шведских учёных. Вы знаете, конечно, что каждая мышца состоит из разных волокон: из быстрых, — тех, что особенно нужны штангисту, — и медленных. При определённых нагрузках эти волокна способны менять свои качества. Медленные могут становиться быстрыми и наоборот. 5 Но если первый процесс требует длительной работы и большого напряжения, то второй протекает мгновенно, стоит лишь сбросить нагрузки. Что, собственно, и происходит в переходном периоде. 6

— Но ведь чрезвычайно тяжело тренироваться в условиях постоянной нагрузки и стресса.

— А теория адаптации? Точная, между прочим, наука: если организм поместить в определённую среду, то он к ней начинает неизбежно приспосабливаться.

— Жестоко.

— Большой спорт — вообще жестокое занятие.

— Но ведь тяжёлая атлетика — не тот вид спорта, где одни соревнования сменяют другие. Знаю, даже сейчас у российских штангистов три, максимум — четыре выступления в году.

— Я старался, чтобы мои спортсмены выступали как можно чаще. Даже в былые времена, когда наша сборная однозначно считалась сильнейшей в мире, у нас было девять-десять выступлений в сезоне, первым из которых было первенство страны. Причём ответственные соревнования чередовались с коммерческими 7. Так что мотивация у штангистов всегда была на нужном уровне.

— О чём вы мечтаете как тренер?

— Я больше не мечтаю. Перестал любить соревнования. Видимо, заканчиваются какие-то нервные резервы. Болит сердце. Устал спорить с молодыми тренерами, которые сначала ничего не хотят слушать, а потом недоумевают, почему не достигается результат.

Да и потом знаю, что не смогу сделать больше, чем уже сделал. Например, никогда больше в тяжёлой атлетике не появится спортсмен, способный поднять штангу в три раза тяжелее его самого 8. А Шаламанов, который весил всего 60 кг,мог. Он пробовал толкать и брал на грудь 202,5 кг. И это было более, чем 10 летназад. Я очень гордился Наумом. Но сейчас в Болгарии уже не те условия для подготовки, что в прежние времена. Мы ведь были вынуждены продать целую команду вместе с тренерами в Катар, чтобы найти деньги на подготовку тех, кто остался в сборной. И всё равно я недоволен результатами чемпионата мира. Да, у нас снова есть чемпион — Галабин Боевский. Он выиграл оба упражнения, установил мировые рекорды в толчке и в сумме двоеборья. Но на тренировках Галабин поднимал гораздо бОльшие веса. Например, за два месяца до чемпионата он довольно легко толкнул 205 кг 9.

— Вы считаете, что штангист должен всегда стремиться показать на помосте максимум своих возможностей?

— Сложный вопрос. С одной стороны, я не люблю подвигов — слишком велик риск получить травму. Боевский ведь просто не сделал того, на что был готов. Меня до сих пор упрекают, что на тренировках я даю спортсменам слишком большие нагрузки. На 15, на 20 килограммов большие тех, что могут понадобиться для победы. Мол, достаточно поднять всего на 2,5 килограммабольше соперника. Но что такое 2,5 килограмма? Ничто. Стоит перед стартом схватить лёгкую простуду или получить ма-а-аленькую травму — и всё, чемпионом станет кто-то другой. Даже если ты выиграл, разница в два с половиной или пять килограммов не даёт никакого психологического преимущества. Но я устал спорить. После Сиднея уйду из штанги насовсем.

— И что потом?

— Всё. Я ведь очень старый. Мне почему-то кажется, что долго жить не буду.

— Я знала одну бабушку, которая до 105 лет прожила в маленькой деревне. Она сама вела всё хозяйство, держала корову. Но потом решила, что вставать рано утром, доить корову, косить траву и заготавливать на зиму сено слишком тяжело в её возрасте. Поэтому она отдала корову соседке. И умерла через несколько месяцев.

— Когда человек перестаёт напряжённо работать — чем бы он не занимался — организм мгновенно теряет защитные силы 10. Человек начинает болеть. Но... Я подумаю. Может быть, подержу свою корову ещё немного...

1999 год

___________________________________________________________________________

1 На самом деле на соревнованиях "Черноморье — Дружба-84" команды СССР и НРБ выиграли одинаковое количество золотых медалей — по пять штук, — но команда СССР обошлакоманду НРБ по числу серебряных медалей. В команде болгар победили Нено Терзийский, Наим Сулейманов, Стефан Топуров, Янко Русев и Здравко Стоичков. В команде СССР победили Юрик Варданян, Виктор Солодов, Павел Кузнецов, Леонид Тараненко и Анатолий Писаренко.

2 На самом деле главный скандал Олимпиады в Сеуле связан с дисквалификацией канадского спринтера Бена Джонсона, победившего в финальном забеге с мировым рекордом на стометровке.

3 Настоящее имя Халила Мутлу — Хубен Хубенов, то есть он тоже родом из Болгарии.

4 На самом деле очень логично. У Абаджиева совершенно неверные представления о закономерностях разрушения-восстановления мышц. Ему, судя по всему, кажется, что мышцы растут во время тренировки. А на самом деле мышцы растут во время отдыха. Если этого отдыха мышцам не давать, то они просто перенапрягутся и перестанут нормально восстанавливаться.

5 Абаджиев ошибается: мышечные волокна не меняют своей природы.

6 Откуда в представлениях Абаджиева вдруг появился этот "переходный период" — ведь Абаджиев только что заявил следующее: "...чёткая периодизация: подготовительный период, переходный, соревновательный... Я отмёл всё это сразу."

7 Каким образом в Болгарии ещё в докапиталистический период могли проходить "коммерческие" соревнования? Да и нужны ли каким-либо коммерсантам штангисты?

8 Утверждая, что "никогда больше в тяжёлой атлетике не появится спортсмен, способный поднять штангу в три раза тяжелее его самого", Абаджиев, судя по всему, имеет в виду нынешние помехи со стороны ВАДА для приёма стероидов в прежних дозировках. Кстати, поднять три собственных веса ещё, может быть, снова удастся тому спортсмену, который бросит рывок и полностью сосредоточится на одном лишь толчке.

9 Так ведь химию-то надо бросать как раз за два месяца до соревнований, а то заловят на допинге. Что с Боевским, кстати, в конце концов и произошло.

10 Это ещё одно заблуждение Абаджиева. На самом деле в покое защитные силы, напротив, активизируются. Если бы защитные силы активизировались при нагрузке, то врачи максимально нагружали бы больных.

Автор: Александр Черепанов 7.4.2013, 19:49


Автор: Александр Черепанов 7.4.2013, 19:50


Автор: Александр Черепанов 10.4.2013, 17:59




Ašot Danieljan- nejvyšší dvojboji na vzpěračské soutěži v historii: 477,5 kg!

 

Автор: Андрей Александрович 14.4.2013, 17:28

Здравствуйте!

Никто не знает где сейчас Иван Абаджиев и чем занимается?

Автор: Александр Черепанов 14.4.2013, 18:34

Живет в Штатах. Консультирует, работает Head Coach, Podium Gold Weightlifting Club
















Автор: Андрей Александрович 14.4.2013, 21:09

Спасибо!

не встречал никакой информации о фундаментальных трудах, книгах Абаджиева по методике его тренировок, только статьи и интервью. Он не издавал ничего от себя?

Автор: Mister Univers1974 14.4.2013, 21:22

книга точно где-то есть
даже на болгарском вполне читаема, на сайте ПЛ.ру если потрудиться, можно найти

Автор: mmeat 14.4.2013, 21:30

я бы прочитал

Автор: Lifter. 14.4.2013, 21:35

Цитата(Mister Univers1974 @ 14.4.2013, 21:22) *
книга точно где-то есть
даже на болгарском вполне читаема, на сайте ПЛ.ру если потрудиться, можно найти

http://www.docme.ru/doc/24678/ivan-abadzhiev---tyazhelaya-atletika
и полный вариант на болгарском
http://powerlifter.ru/2010/07/vdigane-na-tezhesti-abadzhiev-kniga-na-bolgarskom-v-pdf/
увы....ссылка битая(((((((((

Автор: Андрей Александрович 14.4.2013, 21:43

Ведь есть методика, которая ведет к рекордным результатам, конечно при соблюдении условий, я имею в ввиду генетич данные, режим тренировок и восстановления, и дело здесь не только в стероидах, сейчас также есть хорошие восстановители.
Болгарская методика. а именно методика Абаджиева до сих пор поражает воображение. Маленькая страна, огромное количество чемпионов. Ведь его методика подойдет для всех скоростно-силовых видов практически.
Я например ни от одного человека не слышал четкого объяснения сути методики Абаджиева
Может книга свет прольет)), надо поискать

Автор: Андрей Александрович 14.4.2013, 21:44

Спасибо)!

Автор: Грачев 14.4.2013, 22:18

Цитата(Андрей Александрович @ 14.4.2013, 21:43) *
Я например ни от одного человека не слышал четкого объяснения сути методики Абаджиева
Может книга свет прольет)), надо поискать

а ведь 3 года прошло...
"Отправлено 13 Май 2010 - 10:40
В библиотеке сайта пополнение:
http://www.powerlifting.ru/files/library/books/abadzhiev.zip
Книга Абаджиева "Вдигане на тежести". На болгарском. Благодарим Александра Грачева за предоставленный материал. "


искал говоришь icon_lol (11).gif

Автор: Lifter. 14.4.2013, 22:22

Цитата(Андрей Александрович @ 14.4.2013, 21:43) *
Ведь есть методика, которая ведет к рекордным результатам, конечно при соблюдении условий, я имею в ввиду генетич данные, режим тренировок и восстановления, и дело здесь не только в стероидах, сейчас также есть хорошие восстановители.
Болгарская методика. а именно методика Абаджиева до сих пор поражает воображение. Маленькая страна, огромное количество чемпионов. Ведь его методика подойдет для всех скоростно-силовых видов практически.
Я например ни от одного человека не слышал четкого объяснения сути методики Абаджиева
Может книга свет прольет)), надо поискать

честно говоря.....вы выдали текст уровня знаний начальной школы....
ширее на вещи смотрите....и на спорт в том числе

Автор: Андрей Александрович 14.4.2013, 22:26

Начальной школы... возможно вы правы
Объясните пожалуйста свое видение, я бы с радостью расширил свой кругозор

Автор: Грачев 14.4.2013, 22:27

Цитата(Lifter. @ 14.4.2013, 22:23) *
ты сам по ссылке то ходил?
нет там ничего....(((((((((
везде пусто
я щас все облазил

дык вопрос не в ссылке. вопрос в том что искал и не нашел ничего icon_smile.gif
а насчет файло можно спросить у автора публикации 3-х летней давности (у меня значит icon_lol (11).gif )
и он поделится icon_smile.gif

ща выложу оба варианта icon_smile.gif))

Автор: Lifter. 14.4.2013, 22:33

Цитата(Андрей Александрович @ 14.4.2013, 22:26) *
Начальной школы... возможно вы правы
Объясните пожалуйста свое видение, я бы с радостью расширил свой кругозор

моих трудов точно не найдете....
уже начните изучать Абаджиева..

Автор: Грачев 14.4.2013, 22:43



http://rusfolder.com/35982984 оригинал

http://rusfolder.com/35982985 перевод

Автор: Андрей Александрович 14.4.2013, 22:56

Благодарю всех кто принял участие в нашей беседе,
а также спасибо за информацию!!

Автор: Александр Черепанов 15.4.2013, 10:14

Из интервью Ивана Абаджиева:

- Но ведь чрезвычайно тяжело тренироваться в условиях постоянной нагрузки и стресса.

- А теория адаптации? Точная, между прочим, наука: если организм поместить в определенную среду, то он к ней начинает неизбежно приспосабливаться.

- Жестоко.

- Большой спорт - вообще жестокое занятие.


Иван АБАДЖИЕВ

Автор: Александр Черепанов 16.4.2013, 11:15

«Бульвар Гордона»
№ 31-33 (326-328), 2, 9 и 16 августа 2011г.
Дмитрий ГОРДОН

Мужской разговор


Величайший штангист-супертяжеловес Василий АЛЕКСЕЕВ: «Слышь ты, козел?!» — обратился ко мне мужичок сзади. Я не ответил: как ел, нагнувшись, солянку, так дальше и ем, как тут летит мне в затылок фужер — и о мою голову вдребезги! Я между тем по-прежнему ноль внимания: продолжаю доедать солянку...»

Ровно 30 лет назад прославленный спортсмен, которого на Западе называли Русским медведем, автор 80 мировых рекордов, один из которых — 645 кг в троеборье — окрестили вечным, оставил большой спорт
«Хочу быть первым!» — написал Василий Алексеев после чемпионата СССР 1968 года на обратной стороне фотографии, где он, бронзовый призер, был увековечен с Леонидом Жаботинским и Станиславом Батищевым (I и II места соответственно). Ничего, кроме снисходительной ухмылки, эта нахальная заявочка вызвать тогда не могла, поскольку поднимал 26-летний штангист на полцентнера меньше чемпиона и в его звездное атлетическое будущее не верил никто, тем не менее всего через два года Василий превратил свое амбициозное «хочу» в громогласное «могу» — не только взобрался на высшую ступень пьедестала, но и впоследствии стал самым сильным человеком планеты, двукратным олимпийским чемпионом, восьмикратным абсолютным чемпионом мира и Европы, а также установил 80 мировых рекордов, один из которых — 645 килограммов в троеборье! — окрестили вечным.


Это было похоже на чудо, которому советское материалистическое сознание в праве на существование отказывало, однако профессиональные секреты Алексеев раскрывать не спешил. Знатоки и специалисты по сей день спорят, чему своими феноменальными результатами супертяж обязан: уникальным физическим данным, особым методикам или же... допингу, эра которого наступила в 1969-м, но лично я считаю, что этим «допингом» для Василия Ивановича стал веселый нрав и отменное чувство юмора, которому мог бы позавидовать его фольклорный тезка Чапаев. Даже в перерывах между подходами на соревнованиях прославленный спортсмен позволял себе хохмить и балагурить, в частности, с удовольствием мог послушать, как штангист Евгений Пеньковский в лицах изображает «встречу Алексеева со Сталиным», умело пародируя их голоса.

«Однообразие душит, лишает полета», — сетовал чемпион. Сохраняя невозмутимость, Василий Иванович рассказывал журналистам байки о своих особых тренировочных приемах: упор, дескать, делает на поднятии штанги в реке (даже снимочек неверующим предъявил) и в день полстакана соли съедает, а еще, поглаживая безразмерную талию, формулировал личное кредо так: «Чем больше котел, тем больше пару».

Не изменял он себе, даже пересекая границу, чем весьма отличался от прочих «гомо советикус, облико морале» с их настороженными взглядами и ощущением себя в стане врага. Алексеев, к примеру, запросто мог подсунуть строгому американскому таможеннику свой саквояж, из которого выскакивал с противным писком резиновый чертик, а как-то, давая интервью для солидного израильского журнала, попросил — для разрядки напряженности! — передать привет тете. «И кто ваша тетя?» — заинтересовались журналисты. «Неужели не знаете? — картинно изумился Василий Иванович. — Голда Меир», после чего журнал вышел с сенсационным заголовком «Советский чемпион — племянник премьер-министра Израиля», а сам виновник переполоха, пряча довольную улыбку, срифмовал: «Самый сильный из евреев — я, Василий Алексеев».

Как ни странно, нежелание становиться в общую шеренгу и стричься под одну гребенку сходило ему с рук: характер, мол, неуживчивый, конфликтный, но самородок, и, даже когда он, разобиженный на рязанские власти (те пообещали построить «под него» спорткомплекс, а потом благополучно «забыли», да и за пропитанием ему приходилось ездить в московские магазины), сжег на Вечном огне ленту почетного гражданина Рязани, ему ничего не было. Зато прославленному тяжелоатлету все сразу припомнили в 38 лет, когда на Московской Олимпиаде он «поймал баранку», то есть не осилил начальный вес.

Алексеев и сегодня регулярно потрясает общественность эпатажными заявлениями типа: «Штанга лучше «виагры». Не верите? Спросите у Олимпиады Ивановны! (Его жены. — Д. Г.)» или «Лучше построить один Дворец спорта, чем тысячу квартир», а когда у него допытываются, почему передумал защищать уже написанную кандидатскую диссертацию, где раскрывал все карты, отшучивается. Впрочем, однажды под настроение легендарный супертяж разоткровенничался: «Что скрывать — спортсмену, как и артисту, необходимо признание, а хороший артист публикой владеет сполна. Спортсмен сперва заставляет ее удивляться, затем волноваться и любить его в конце концов за мастерство, силу и отвагу. Хочется удивлять мир чем-то непонятным, и тогда тебя точно признают: ради этого стоило работать в поте лица, тем более что в наше время удивлять стало труднее».

Похоже, этот, как его называли на Западе, «русский медведь» опередил свое время не только в спортивных результатах, но и в понимании природы большого спорта, который сродни шоу-бизнесу и также в грамотном пиаре нуждается. Может, поэтому Алексеева, хотя он уже 30 лет как покинул помост, да и живет в заштатном городке Шахты Ростовской области, вдали от телевизионных камер, любители спорта не забывают.


«А Я ТАК ДОЛГО ШЕЛ ДО ПЬЕДЕСТАЛА, ЧТО ВМЯТИНЫ В ПОМОСТЕ ПРОТОПТАЛ...»

— Сперва, Василий Иванович, должен признаться, что самое яркое воспоминание моего детства связано именно с вами: так получилось, что несколько лет подряд мы с родителями ездили отдыхать в Феодосию, где как раз готовилась к соревнованиям сборная Советского Союза по тяжелой атлетике во главе с даже не богатырем, а супербогатырем Василием Алексеевым, и, наблюдая за вами, я твердо решил, когда вырасту, стать чемпионом мира по штанге — поднимать эту махину над головой так же легко и непринужденно, как вы. Ну а теперь с удовольствием напомню нашим читателям титулы своего выдающегося собеседника. Итак, Василий Алексеев: сильнейший человек планеты, названный величайшим спортсменом ХХ века, двукратный олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион мира и Европы, семикратный чемпион СССР... Сами-то, кстати, помните, сколько мировых рекордов установили?

— В свое время мне регулярно об этом напоминали — 80.

— Страшное дело, а это правда, что какой-то из ваших рекордов до сих пор — спустя десятилетия! — остается непревзойденным?

— В сумме троеборья, я думаю, рекорд рекордов уже сложно будет побить — не те условия, и нет спортсменов, которые родились во время войны и пережили все эти, свалившиеся на наши головы, напасти.

— Это разве имело такое значение?

— А как же! — трудности выковывают характер. Сейчас тяжелоатлеты в залы приходят, а я зимой тренировался в подвалах, летом — на улице, и все это закаляло, придавало целеустремленности. Посмотришь, нынче ребята как на подбор: талантливые, здоровые, кормят их до отвала, но рекордов-то нет... Казалось бы, ну что им мешает, а они... просто не тренируются. Лодырь на лодыре — меня это поражает и обижает.

— Когда-то Владимир Высоцкий посвятил вам «Песню штангиста» с такими словами:

Такую неподъемную громаду
врагу
не пожелаю своему.

Я подхожу к тяжелому снаряду
с
тяжелым чувством — 
вдруг не подниму.

Мы оба с ним как будто из металла,

но только он действительно металл.

А я так долго шел до пьедестала,

что вмятины в помосте протоптал...


— Единственно, с чем я не согласен, так это с припевом.

— Не отмечен грацией мустанга,
скован я, в движениях не скор.
Штанга, перегруженная штанга -
вечный мой соперник и партнер...

— Вот этими словами и недоволен. Как это «скован», как это «в движениях не скор»? — да я в волейбол играл по мастерам и в теннис настольный по 40 партий подряд: все до сих пор это помнят.

— Владимир Семенович, как я понимаю, когда эту песню писал, текст ее с вами не согласовал, но вы знали, что это вам он ее посвятил?

— Уже потом узнал, позже. Высоцкий, кстати, здесь, в Шахтах, был, — три дня на Дону прожил на даче. Я в это время, по-моему, в Америке выступал
— как раз с чемпионата мира летел, и его, к сожалению, не застал.

— Впоследствии вы с ним встречались?

— Увы. В 80-м на сборах при подготовке к Олимпиаде я через ЦК комсомола попросил найти его и пригласить. Другие артисты Театра на Таганке не раз приезжали: Золотухин, Фарада, Филатов — по памяти сейчас называю, а он нет: говорили, что где-то на гастролях, занят, не может. Ну а потом известие такое пришло — скончался. Нас, конечно, это сильно травмировало.

— Я, когда зашел к вам в гостиную, сразу же обратил внимание на астрономическое количество спортивных медалей и кубков. Правда, правительственные награды на этом иконостасе отсутствуют, а ведь вы были одним из немногих в Советском Союзе спортсменов, отмеченных высшим орденом — Ленина...

— Правительственных орденов у меня пять и какое-то количество медалей, но я их не надеваю.

— Прикидывали хотя бы, сколько килограммов все ваши награды весят?

— Вы знаете, их, как правило, не взвешивают, хотя все разом поднять тяжело.

— Даже вам?

— Не мне, а жене — всем этим хозяйством заведует Олимпиада Ивановна.


«В ЛЕСПРОМХОЗЕ Я РЕГУЛЯРНО РАСКУРОЧИВАЛ ВАГОНЕТКИ, ЧЕМ НАНЕС ГОСУДАРСТВУ НЕМАЛЫЙ УРОН»

— Вы, если верить вашим биографам, были четвертым ребенком в семье...

— Нет, не четвертым: два старших брата, 27-го и 33-го года рождения, от голода умерли (мы тоже ведь от голодомора пострадали, как и Украина). Выжили два брата, сестра да я — по счету шестой.

— Где тогда ваша семья жила?

— В Рязанской области.

— Там тоже голод свирепствовал?

— А он был везде, и, кстати, еще один брат, седьмой, умер после войны.

— Воспитывали вас в строгости или баловали?

— Ни жесткости, ни ласки родительской как таковых я не видел — нормальная была семья. Со двора в дом нас не загоняли и о школьных успехах не расспрашивали, потому что в послевоенное время так жили все — ничем особенным мы не выделялись.

— Бедность была страшная?

— Нет — я ведь при спиртзаводе родился. Отец там был кочегаром, так его даже отозвали с фронта, потому что без патронов еще можно идти в атаку, а без спирта никак. Работал он всю войну по две-три смены и на заводе пропадал сутками.

— Это правда, что, когда подросли, вы помогали отцу заготавливать и сплавлять бревна?

— Да, все каникулы: и зимние, и летние — проводил вместе с ним.

— Богатырем вы уже в детстве были? Когда свою силу почувствовали?

— Как только на ноги встал — раньше еще, чем Илья Муромец.

— Ребята — ровесники и постарше — к этому как относились?

— Я, сколько себя помню, лидером был и всегда верховодил, правда, ростом не выделялся. Вытянулся катастрофически быстро: в седьмом классе в шеренге на физкультуре стоял в середине, а когда в восьмой перешел — первым стал: можете в такое поверить? Был крепкий, грудастый, а после летних каникул пришел в школу стройный.

— Какой вес вы могли, допустим, в пятом, шестом классах поднять, выжать?

— Как-то сосед раздобыл ось вагонетки — килограммов 30 в ней было — и жал ее где-то раз 10-12, а я 14 толкал (жать еще не мог, силы не было). Поэтому у меня с детства толчок уверенный, но со временем сила увеличилась, и соответственно я ходил и высматривал, где же ось потяжелее найти. Потом в леспромхозе на Севере (в 53-м году семья в Архангельскую переехала область) регулярно вагонетки раскурочивал, чем нанес государству немалый урон. Только уже в институте настоящую штангу увидел...

— Простите, а до института ее вообще не видели?

— Нет, конечно.

— Сколько же вам лет уже было?

— 19, наверное, — сейчас в этом возрасте никто бы и в зал не пустил.

— До 19 лет не видеть штанги и стать самым великим тяжелоатлетом за всю историю — фантастика! Вы, по большому счету, можете себя самородком назвать?

— Не могу — это нескромно. Да, согласен, такие вещи теперь удивляют, а тогда... Ну, пришел в институт и одновременно в секцию: за 28-миллиметровый гриф взялся, и мне показалось, что он острый, — как нож, врезается. Оси-то во-о-от были какие (показывает, соединив большие и указательные пальцы рук) — 90 миллиметров в диаметре. Я после первой же тренировки ушел — не понравилась штанга, а потом уговорили за курс выступить, за факультет, за весь лесотехнический институт, и к весне уже был чемпионом и курса, и института, и области.

— Смотрю, как вы жестикулируете, и думаю: «Вот эти самые руки такие жуткие веса поднимали»... Нужно ли штангисту особенно быть рукастым?

— Да, безусловно, но у меня проблема была — короткие пальцы. Если бы они были на пару сантиметров длиннее...

— ...то?..

— Я вам скажу: рекордов намного больше бы было — за 100. В рывке я широким хватом не брал — не хватало длины кисти. Мизинцы не доставали, а тут, на правой руке, одного вообще нет...

— Как это нет?

— Ну, травмированный он, не сгибается, так что четыре мировых рекорда в рывке я этими двумя пальцами установил (показывает средний и указательный).

— Иными словами, знаменитое русское выражение: «Да я их одним пальцем!» — в вашем случае нуждается в корректировке: двумя...

— Многим штангистам, у которых длинные пальцы, я просто завидовал — вот, к примеру, Давид Ригерт: обматывал ими гриф, еще и большой палец зажимал безымянным (помимо указательного и среднего) — и проблем нет! Это, как с лямками страховочными, а мне всю методику тренировок приходилось перестраивать — отрабатывать захват, захват и еще раз захват.

«Я НА СЕБЕ, КАК ПАВЛОВ НА СОБАКАХ, ДЕСЯТКИ, ЕСЛИ НЕ БОЛЬШЕ, МЕТОДИК ИСПРОБОВАЛ»

— До занятий штангой вы работали сменным мастером на Котласском целлюлозно-бумажном комбинате в цехе биологической очистки...

— ...сточных вод — был там начальником смены.

— Даже так? То есть вполне могли сказать себе, что жизнь, в общем-то, удалась. Стабильная работа, неплохая зарплата, уважение как к пролетарской косточке — какой уж там спорт?

— Тем не менее я упорно поднимал штангу. Меня уговаривали спорт бросить, говорили: «Ты талантливый, а у нас технолог как раз уходит...», прочили на его место. Он потом, кстати, губернатором Архангельской области стал.

— Завидная перспектива перед вами, гляжу, открывалась...

— Ну да (смеется) — может, и я по его стопам продвинулся бы со временем на эту должность.

— Вы, как мало, наверное, кто, сделали себя сами, но сначала тренировались под руководством Рудольфа Плюкфельдера — чемпиона токийской Олимпиады...

— Ни-ког-да!

— Вот как?

— Да, только так. Я переехал сюда, в Шахты, — Москва направила! — потому что в 71-м здешняя команда (она при шахте «Южной-1» состояла) выступала на Спартакиаде народов СССР. Ей предстояло бороться с тяжелоатлетами Ворошиловградского тепловозостроительного завода, а двух спортсменов, как назло, не хватало — возникла дырка...

— ...и нашли вас...

— Направили, потому что из Коряжмы, где я работал, нужно было уезжать. Там даже зала не было — тренировались в подвале на обыкновенном полу, пробитом насквозь. Я даже штангу не мог поднять, потому что потолок в подвале не позволял, а ведь к тому времени уже норматив мастера выполнил. Кому-то, словом, понравился, кто-то заметил... Вообще-то, у меня два варианта было — Уфа и Шахты...

— ...но Уфа далеко...

— От Коряжмы одинаково — разве что от Парижа дальше.

— Под руководством Плюкфельдера вы, значит, не тренировались?

— Все дело в том, что мне занятия в институтской секции помогли. Там мастеров, рекордсменов не было — только перворазрядники, но какие же виртуозы! По технике исполнения движений нигде им равных не видел, и когда приехал сюда, тут были по сранению с ними просто дуболомы.
Мне, короче, было с чем сравнить, и по глупости я полез Плюкфельдеру что-то советовать... Он меня раз осадил, а потом вижу: то, что он предлагает,
— это вообще нонсенс. Опять влез с советом, а результат-то у меня был не ахти, только мастером спорта приехал...

— Врезать ему не пробовали?

— Ну, нет, такие вещи у нас еще не практиковались. Вот и все, мы с ним сразу нашли «общий язык»... Каждый стоял на своем, но я ему был не нужен, потому что он привык видеть спортсменов мускулистых, накачанных, а сравнение было не в мою пользу: у Жаботинского 170 килограммов, а у меня — 102-105.

— Такая разница?

— Конечно — а что же? Рост — 188, вес — 105.

— Вы однажды сказали: «Лучше меня тяжелую атлетику не знает никто»...

— Добавлю: не знает до сих пор.

— Что вы имели в виду?

— Понимаете, я на себе, как Павлов на собаках, десятки, если не больше, методик испробовал. Конечно, многое понял и многому научился, плюс везде и всюду смотрел, сравнивал, анализировал и у спортсменов, которые чем-то от других отличаются, перенимал то, что мне нравились, и проверял опять-таки на себе.

«ОДНАЖДЫ МНЕ ВООБЩЕ ДОКТОР СОВЕТОВАЛ, КОТОРЫЙ В ЦИРКЕ СО ЗВЕРЯМИ РАБОТАЛ. ИЛИ СО ЗВЕРЬМИ — КАК ПРАВИЛЬНО?»

— Если верить многочисленным книгам, исследованиям и монографиям, пытавшимся разгадать феномен Алексеева, у вас, во-первых, никогда не было тренера, во-вторых, вы никогда не слушали ничьих советов и рекомендаций, и, наконец, в-третьих, методом проб и ошибок выработали собственную систему занятий — снизили тренировочный вес штанги, увеличив количество подходов к снаряду. Все точно?

— Не подходов — подъемов штанги за раз.

— При этом вы часто говорили спортсменам и тренерам: «Долбо...птицы, все вы не так делаете» — им в радость было от вас это слышать?

— В этом, думаю, был не прав, а насчет того, что никого не слушал... Не слушал тех, кто ничего в штанге не понимал. Однажды мне вообще доктор советовал, который в цирке со зверями работал. Или со зверьми — как правильно?

— Допустимы оба варианта, разве что второй чуть устарел, а что он советовал?

— На соревнованиях, где я дважды неудачно сходил на помост — не поднял, он под горячую руку подсказывал, как штангу мне рвать.

— Совета его послушались?

— Я вспомнил слово из трех букв...

— ...мир, май?

— Да (смеется), и соответственно доктора...

— Подозреваю, что не всех ваши успехи радовали, но хоть борьба-то велась честно или конкуренты могли при случае подножку поставить?

— Я вам один эпизод расскажу, а выводы сделайте сами. В 1970 году в Минске проходил Кубок Дружбы. Обычно первыми малыши приезжают, потом средние веса, ну и последними мы, тяжеловесы, и вот 16 марта (дату запомнил точно, потому что 18-го на помост вышел) сидим в вагоне-ресторане, а сзади четыре обыкновенных мужичка умостились. Вдруг один из них говорит: «Вон самый сильный человек планеты Алексеев» (а я перед этим четыре рекорда установил и обошел Жаботинского в сумме). Второй ему вторит: «Да ладно — какой-то козел сидит» — и ко мне: «Слышь ты, козел?!». Я не ответил: как ел, нагнувшись, солянку, так дальше и ем, как тут летит мне в затылок фужер — и о мою голову вдребезги! Я между тем по-прежнему ноль внимания: продолжаю доедать солянку!
Нас четверо было: два тяжеловеса (и я в том числе) по 130, и два по 110 килограммов: можете представить, на кого эти замухрышки полезли — на четверых слонов. С моим-то характером головы им поотрывать не стоило ничего, но Бог меня спас.
Я почувствовал: дело серьезное, вспомнил двухкратного чемпиона Европы и четырехкратного Союза боксера Виктора Агеева и 1968 год, когда его осудили (он был исключен из сборной СССР и лишен звания мастера спорта за пьяную драку возле ночного московского кафе. — Д. Г.)...
Напротив меня Валера сидел Якубовский. «Ты что, — спрашивает, — не слышал: тебя оскорбили? Да я сейчас пасти порву им, шеи сломаю». — «Я, — говорю, — это давно бы сделал, но виноваты мы будем: сиди». Мужички между тем повыступали еще, но видя, что мы не проронили ни слова, заткнулись.

— Думаете, это была провокация?

— Теперь, спустя столько лет, уверен в этом на 100 процентов. Я же ехал установить мировой рекорд в троеборье, открыть «Клуб 600», о котором многие у нас в стране только мечтали, — кому-то это, естественно, не понравилось.

— Конкурентам, наверное...

— А их в ту пору у меня не было. Непонятно, кто хотел вывести меня из игры, — до сих пор этот вопрос мучает. Есть, конечно, предположения...

— Так поделитесь...

— Нет, не буду, но после того, как 18 марта выступил-таки и установил тот самый ожидаемый, сумасшедший рекорд, про меня все равно написали пакость: мол, не ощущал дыхания соперников, поэтому из девяти положенных подходов использовал всего пять.

— Не жалеете, что не взяли наглых попутчиков за шкирки, не спросили, кто же их подослал...

— Для этого надо было им морды бить, но тогда бы до Минска мы не доехали. Если они такие ушлые, прикинулись бы избитыми, а свидетели были наверняка подготовлены... Кто бы поверил, что мужики общим весом в 250 кило на полтонны полезли?


«НУ КАКАЯ МОЖЕТ БЫТЬ К ШТАНГЕ ЛАСКА? ЖЕЛЕЗО — ОНО И ЕСТЬ ЖЕЛЕЗО...»

— Вы сказали (цитирую): «Штангу я поднимал не как все — огромная армия советских тренеров придерживалась одной школы, а я пошел другим путем, и поэтому меня считали белой вороной, дураком, идиотом»...

— Ну, идиотом и дураком, думаю, не считали, просто, когда я по 40 тонн поднимал, они по четыре — в 10 раз меньше.

— По 40 тонн за тренировку?

— За две. Они тренировались один раз в день, а я дважды: 25 тонн перекидывал утром, и 15 — еще вечером и при этом от них слышал: «Грузчиков мы и до тебя встречали». — «Ребятки, — им говорил, — а как вы насчет того, чтобы рыбку поймать без труда?». Результаты у них росли, но не так сильно, и тот же Жаботинский, если поднимал тонну-две, это хорошо.

— Ленился или не понимал, как надо?

— Ему было все от природы дано — вот и не перетруждался, а если они поднимали семь тонн (как в 1968 году, когда готовились к Олимпиаде в Мехико), то потом шли вниз, в бар при гостинице в подмосковной Дубне, где позволяли себе пропустить коньяку под банку прихваченной на этот случай тресковой печени. Мне тоже предлагали что-то такое, потому что у меня денег в то время не было, но я отвечал, что этой печени в детстве наелся, в Архангельской области. Там ею все полки были забиты — кроме печени и кильки, никаких консервов, так что для меня это не дефицит.

— Слушайте, 40 тонн каждый день поднимать...

— Через день.

— Такие тяжести тягать вам нравилось или вы знали, что есть слово «надо»?

— Нет, для меня «поиграть мышцами»  в удовольствие было, в радость. Этому, конечно, всякие жизненные перипетии мешали, но спортсменам и болельщикам я всегда повторял: самое главное (сегодня об этом принципе уже начали забывать!) — тренироваться с удовольствием и по самочувствию.

— Если не пошло, лучше повременить?

— Если чувствуешь себя плохо, иди тренируйся, а если чувствуешь хорошо, нагрузку давай в два-три раза больше. Если идет упражнение, то наешься его так, чтобы был сытым, — тогда будет отдача, а то там недобрал, сям, этого нельзя, того много...

— В бытность спортсменом на перекладине вы подтягивались?

— Думаю, я единственный тяжеловес, который подтягивался 12 раз (Жаботинский, кстати, ни разу). Тогда, я замечу, вес у меня был 126 кило.

— Штангисты же это упражнение не любят...

— Ну, мелкие на перекладине чудеса творят, а тяжеловесы... Бицепс-то, в принципе, у всех один и тот же по силе. Вот у нас был Геннадий Четин (штангист в легчайшем весе. - Д. Г.), так тот снизу вверх хоть 100 раз выходил.

— «У меня было много секретов, — признались однажды вы, — но я их скрывал»...

— Их еще и сейчас навалом.

— Не делились ни с кем?

— А что, есть желающие? Тренировался я при закрытых дверях: на сборах в Подольске у меня был отдельный спортзальчик. Одна из причин — занимался с открытыми окнами. Если откроешь дверь — сквозняк, потому что в зале напротив тоже окно нараспашку и там продувало прилично, а вторая причина... Желания не было...

— Неужели ни разу не приходил к вам амбициозный парень, который мечтал стать таким же великим, и не просил: «Василий Иванович, ну поделись, что ты такого там делаешь...»?

— А я, когда в зале мимо остальных проходил, всегда подсказывал, потому что мне, как в кино, было видно, кому чего не хватает. Я просто не хотел навязывать свое понимание тем, кому это не надо. Зачем, если команда и так выступала нормально?

— Вас слушались все или некоторые отмахивались?

— Чего же отмахиваться, если видно, что человек в этом деле соображает?

— Некоторые штангисты говорят, что штангу любили, как женщину, — вы тоже?

— Ну, сходства, конечно, мало, но любить — любил, да и сейчас уважаю. Я никогда не разрешал переступать через штангу, ставить ногу на гриф — это к любимому снаряду неуважение. Для меня поставить ногу в ботинке на штангу, которую потом берешь на голую грудь, — все равно что залезть с ногами на стол: это невоспитанность просто, а так делают многие, можно сказать, все. Меня такие вещи коробят...

— Как ласково к штанге вы обращались?

— Ну какая тут может быть ласка: железо — оно и есть железо, просто снаряд.

«ЛОШАДИ ТОЖЕ ТЯЖЕЛО, НО ОНА ТЯНЕТ. МОЖЕТ, ЭТО ЕЙ И НЕ НРАВИТСЯ, А Я ШТАНГУ В УДОВОЛЬСТВИЕ ПОДНИМАЛ»

— Я где-то читал, что за одну тренировку вы меняли по 8-12 рубах, потому что из вас выходило по четыре килограмма пота — это не миф?

— Нет, я действительно несколько брал рубах — почти десяток! — и то и дело менял. Грудь-то мокрая, и если вовремя не переоденешься...

— Пот тек ручьями?

— Ну, если четыре килограмма долой — должно течь. Помню, в Рязани, где чаеразвесочная фабрика есть, я встретился с кандидатом наук по этим делам, и давай он читать мне лекции, как нужно заваривать чай да как его пить: мол, надо три чашки в день. «А я, — говорю, — четыре литра утром и столько же вечером — потом выходит. Считаете, три чашки мне хватит?». Он руками развел: «Да, тут моя наука бессильна».
Я первый придумал чай пить на тренировках. Из института приходил голодный и сразу за штангу, но желудок-то без еды бастовал, поэтому после двух упражнений выйду из зала, чаю попью и назад, и когда уже в сборной был, никто чай не пил, а я самовар приобрел и чаевничал. Ну, вроде кайф и все прочее, а в Рязани с чаеразвесочной фабрики чаи приносили высшего сорта, и я там в первые пару месяцев столько рекордов наворотил — творил чудеса. Потом, правда, раз — и остановился. Думаю: что не так? Тренировался, как обычно, по той же методике, и понял — секрет в чае, который заваривал.

— Был бы тогда капитализм, рязанская фабрика ангажировала бы вас лицом своей марки — вы бы зарабатывали больше, чем за рекорды...

— Боюсь, при нашем капитализме чай не помог бы (смеется).

— Сколько литров жидкости вы выпивали тогда в день?

— Сколько терял, столько, я так понимаю, и выпивал. Здесь в Шахтах методика была — с четырех вечера тренировались... Это, кстати, насчет Плюкфельдера: я месяца два в общей сложности с ними поработал, а в декабре 67-го года ушел из команды. Вечером штангу потягаешь, воды напьешься — спишь плохо, а я утречком оттренировался один — красота: к вечеру водный баланс восстанавливаю и сплю, как положено.

— Для чего же вы себя так истязали? Что хотели себе или кому-нибудь доказать?

— Истязал?

— Ну, я считаю, 40 тонн за день перекинуть...

— Мы же только сейчас говорили, что я с радостью их поднимал.

— Согласен, но это же каторжный труд...

— Кому что суждено — лошади тоже вон тяжело, но она тянет. Может, это ей и не нравится, а я штангу в удовольствие поднимал, и сейчас так тренируюсь. Это уже просто в потребность превратилось, в необходимость.

— Труд тем не менее изматывающий?

— В начале, пока мышцы не нарастут, пока не окрепнут связки да пока не втянется организм, и впрямь приходится туго, но два-три месяца нужно перетерпеть, и потом дело пойдет. Еще надо голову иметь на плечах: если пуп рвать или спину ломать — да, судьба твоя незавидна, но если, как мы говорили, практиковать многоразовые подъемы...

— ...дело другое...

— Именно. Тогда, поднимая снаряд, ты получаешь такой выброс адреналина...

— Бытует мнение, что у спортсменов от такой чрезмерной нагрузки страдает потенция — какие-то проблемы, с этим связанные, вы на себе ощущали?

— (Смеется). Как-то я в Салехарде на телевидении выступал, и в студию женщина позвонила: дочка, мол, выходит замуж за мастера спорта по тяжелой атлетике — не отразится ли увлечение будущего зятя на интимной жизни молодых? Я успокоил: «Маманя, не переживай! Все у них сложится нормально».

— Станет носить жену на руках...

— И на руках, и там (подмигивает) все будет о'кей.


«ЮРИЙ ВЛАСОВ? А КТО ЭТО? НЕ СЛЫХАЛ...»

— С малых лет я обращал внимание на густой дух, который стоял в залах, где тренировались штангисты: воздух там был такой... как бы это помягче... настоящая, словом, газовая атака...

— Нет, это по молодости вам так казалось. Зал-то в Феодосии громадный, игровой — метров 36 длиной плюс высокие потолки. На 20 человек это ничего...

— ...но запах, я помню, стоял конкретный...

— Ну, это, может, от того, что зал динамовский (смеется).

То есть на базах других обществ пахнет благовониями...

— Там же еще завод какой-то гадский построили... Я, уже будучи главным тренером сборной СССР, команду туда привозил, и через неделю половина, как правило, болела ангиной. Что за монстра химического там влепили, в Крыму, вместе с атомной станцией?

— Вы сказали, что любили играть в волейбол, но, насколько я слышал, обычно выходили на площадку с небольшим поясочком свинцовым. Сколько было в нем килограммов?

— (С удивлением). Откуда ты это знаешь?

— Работа такая...

— 13 кило в нем было — я и тренировался-то с ним.

— И что, взлетали над сеткой?

— А то! По четыре часа в нетренировочный день, в субботу или в воскресенье, играл.

— Кто смастерил этот пояс?

— Сам справился. Я же конструктор-изобретатель — вон во дворе, видишь, станки, сделанные мною лично.

— Когда-то еще пацаном я брал интервью у прославленного советского тяжелоатлета Юрия Власова...

— ...да? А кто это? — не слыхал (смеется)...

— ...и он сказал, что главная проблема тяжелой атлетики — допинг, который многих раньше времени загоняет в могилы. Все без исключения мировые рекорды достигаются, по его словам, благодаря допингу, и спорт перестал быть соревнованием сильных, а превратился в борьбу химических препаратов. Раньше, при вас, эта проблема была, вы допинг использовали?

— Скажи мне, а что под этим словом подразумевается?

— Анаболики...

— Допустим, но они до 76-го года допингом не считались. В 76-м на Олимпиаде в Монреале — это интересная тема! — впервые применили антидопинговый, вернее, антианаболический контроль. Не хочется называть фамилии, но в своем весе упомяну Герда Бонка из ГДР...

— ...серьезный парень!..

— ...и Христо Плачкова из Болгарии.

— Тоже был не подарок...

— Оба они парни крутые. Перед тем как в Монреаль ехать, один выиграл у себя дома Европу, набрав в двоеборье 432 килограмма (я там не выступал, хотя и поехал, — потом сожалел, что так получилось), а второй побил мой рекорд — в сумме 442 кило поднял. На эту тему, если есть у тебя время, могу рассказать быль типа анекдота.

— С удовольствием вас послушаю...

— В декабре 75-го я переехал в Рязань, и какой-то корреспондент нашел мой телефон и позвонил: «Какая сумма нужна в двоеборье, чтобы победить в Монреале?». Я: «Ну, 420 килограммов хватит», а мой рекорд был 435, по-моему.
Короче, когда чемпионат Европы прошел, где Бонк 432 поднял, он опять позвонил с тем же вопросом. «Запиши, — я сказал, — 420» (журналист-то не знал, что анаболконтроль будет, а я уже был в курсе). Третий раз он меня достал во Владимире на охотничьей базе Гришина — был такой...

— ...первый секретарь Московского горкома КПСС...

— Верно. Я с собой штангу туда взял 285 кило и четыре доски — сколотил помост, вбил стойки для приседаний и три недели там отпахал. Дожди как раз зарядили: от одного до трех в сутки.

— Так вы нормально отдыхали!..

— Нормально тренировался, а рядом стоял человек с полотенцем — комаров отгонял. Как между дождями просвет, так я к штанге — в любое время суток, лишь бы с неба не капало, а в три-четыре ночи в парилку шел — такой вот был распорядок. В это время Плачков выступил на чемпионате Болгарии и установил рекорд — 442,5 килограмма.

— На семь кило побил ваш...

— Да. Не знаю уж, как, но рязанский журналист разыскал меня на этой базе во Владимире и уже с сарказмом снова тот же вопрос задал. Я повторил: «Запиши и обведи фломастером — 420 хватит», но даже я не думал, что так сильно действуют на них анаболики. Ну что? За 17 дней до Монреаля я порвал пах. В «Икарусе», на котором мы ехали то ли на Красную площадь, то ли еще куда-то клятву давать, сел в кресло, где спинка отваливалась, и пока доехали, она раз 15, наверное, отлетела. Казалось бы, возьми, Вася, пересядь на другое место — нет, при рывках успевал сгруппироваться, за счет пресса поднимался, и мышцы какие-то повредил. На следующий день тренировка, я начал пробивать скорость (с максимально возможной скоростью поднимать штангу), ну и заработал травму — 17 дней ничего перед Олимпиадой не делал.

— Зато на Красной площади поклялись!

— (Смеется). А то! Ну вот, послезавтра выступать в Монреале, а я 155 килограммов вырвал, и то рывок только раз удался, а пять подходов неудачные были (до этого вообще за гриф не держался — точнее, держался, но из классики ничего не делал). Только приехали, у нас раз — и пробы на контроль взяли. Плачков вообще выступать отказался: улетел и в деревне олимпийской даже не прописался.

— Но Бонк вышел?

— Да, он там 167 порвал, по-моему, а я аккуратненько наращивал — 175, 180, 185: не зная, что там с моим пахом. Готов был на 200. Толкнул 232, потом сразу на 255 полез. Бонк, который в Берлине установил рекорд (уж чем там его накормили?), 405 килограммов набрал.

— А вы?

— Ну, сложи 185 и 255. Есть ручка? По памяти — 440 (этот мировой рекорд несколько лет подряд показывали в Америке утром и вечером). Я, кстати, еще 265 хотел толкнуть, но когда обступают выскочившие на помост журналисты, уже не до штанги — ее укатили.

— Вот что значит поклясться на Красной площади...

— Да (с улыбкой), это многого стоит.

«ПЕЙТЕ РАШЕН ВОДКУ, — СКАЗАЛ Я ЖУРНАЛИСТАМ, — ЭТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ АНАБОЛИКИ, ПОТОМУ ЧТО ЕЕ НЕЛЬЗЯ ОБНАРУЖИТЬ В КРОВИ»

— Лично вы, значит, анаболики не принимали?

— А как? Там же и до соревнований, когда только приехали, взяли сразу же пробы на допинг-контроль, и после...

— Допинг штангисту вообще нужен?

— Мое мнение остается неизменным: если брать пробу на допинг, то у всех. Или не брать — опять же у всех. Наших россиян, как правило, душат. Что легкоатлетов, что биатлонистов, и вообще меня слово «допинг» слегка коробит — я говорю «анаболики». В малых дозах это лекарство, в больших...
Когда я 255 килограммов в Монреале толкнул, журналисты затоптали помост: там уже не до штанги было и не до толчков — кому объяснять, что я хочу еще 265 толкнуть? Все, соревнования на этом уже закончились. Кто-то из пишущей братии задал вопрос: «Мистер Алексеев, почему все так плохо выступили, а вы установили фантастический мировой рекорд?». Ну, я им на чистом русском и объяснил: «Кто на чем живет, ребята, но главное — пейте рашен водку. Это лучше, чем анаболики, потому что ее нельзя обнаружить в крови». Я, кстати, пил ее специально...

— ...даже так?..

— ...потому что наша медицина, фармацевтическая промышленность ничего для здоровых людей никогда не выпускала. Это же не заграница, и восстановителей как таковых не было. В субботу или воскресенье, когда как попадало, — парилка и четыре «тонких», то есть литр. Идешь на следующий день на тренировку как огурчик — это проверенный народный славянский способ.

— Вы хоть раз были пьяны так, чтобы лыка совсем не вязать?

— Ну, лыко-то мы всегда вязали, но до веселого состояния доходило.

— Сколько для этого вам надо было взять на грудь? Литра два-три выпить могли?

— Думаю, это не предел.

— Четыре?

— Тоже не проблема, хотя, если честно и откровенно, напиться времени не хватало. Тогда же кафе да рестораны закрывались рано.

— Вы курили когда-нибудь?

— На спор — другие на спор бросают, а я закурил.

— Понравилось?

— Работал в бригаде плотников — у них у всех шестой был разряд, а у меня после школы четвертый, а знаешь, как дома на Севере строят? Там же фундамент бетоном не заливают, а берут столбы — стульчики так называемые — обливают смолой, заматывают в рубероид и закапывают: вот под них-то мы землю и рыли. Я до обеда два устанавливал и после обеда столько же, а они по одному. «Вы прогрессивку, — спрашиваю, — получать думаете?». Бригадир то, се: «А покурить?». — «Бросайте это занятие гиблое», — говорю. Он вздохнул: «Попробуй-ка брось». Меня это раззадорило: «Сколько месяцев надо дымить, чтобы втянуться?». — «Два». Я никотином около года травился...

— И бросили?

— Сразу, как в институт поступил. Честно скажу, было тяжеловато, во сне раза два-три снилось, что «Беломором» затягиваюсь, и весь в поту просыпался, а курили мы самосад.

— Какой, интересно, у вас рост? Сколько вы в лучшие годы весили?

— Хм, а лучшие годы — это какие?

— 1975-1976, думаю...

— В большой спорт я вошел, имея 188 сантиметров роста, а вес все время набирал. В 72-м на Олимпиаде в Мюнхене выступал, имея 157 килограммов, потом их сгонял. Самый большой вес, с которым выходил на помост, — 162 кило.

— Помню, тогда говорили: «А ты знаешь, сколько за один присест Алексеев съедает? Пять куриц». Вы что же — действительно ели за десятерых?

— Припоминаю один случай в тему. Я сгонял вес со 157 килограммов до 138-ми и думаю: «Дай-ка на этом весе попробую в Мценске (это Орловская область) поднять что-нибудь». Приехал, а там друзья да приятели подвели ко мне журналиста из «Орловского комсомольца». Ты знаешь: давать интервью я не люблю, но раз попросили — куда денешься?
Мне, чтобы вес согнать, нужно к еде относиться не особо приятельски, поэтому питание я придерживал, а у коллеги твоего первый же вопрос был такой: «Читатели «Орловского комсомольца» интересуются, сколько вы едите». — «Ручка и бумага есть у тебя?» — я спросил. Он кивнул: «Конечно». — «Тогда пиши. Утром 400 граммов икры, восемь кур, салаты, пятое-десятое, торты и 16 стаканов чаю». У корреспондента глаза округлились: «А почему 16?». — «Ты сколько пьешь?» — вскинул я брови. «Два». — «А вот моя норма — 16. Дальше: в обед восемь борщей, 40 котлет, а вечером все то же, что и утром, — 400 граммов икры, восемь кур и остальное...».
Журналист, однако, попался въедливый: «А почему 400 граммов?» — пристал. Я: «Ты видел банку полукилограммовую, резинкой обклеенную? Но я детей-то кормить должен — вот 100 граммов им отдаю». Когда он все это принес в редакцию, его высмеяли и погнали. Звонит мне: так, мол, и так, а я: «Столбиком, паразит, сосчитай, на сколько целковых это меню тянет, — кто же такие деньги мне даст?».

— Как же вы на самом-то деле питались?

— Нормально. Ну что в советское время можно было на те гроши съесть?

— Добавки хоть в столовых на сборах просили?

— Просить было нечего. Есть норма — 5 целковых 80 копеек на питание в день, плюс рубль тяжеловесам, а на эти деньги, учитывая, что нужно было еще поварих кормить и их семьи, особо не разгонишься. 5.80, уточню, это когда я в сборной был, а до этого два с полтиной плюс как тяжеловесу рубль. Кормежка на 3.50 — это синяя слипшаяся лапша и котлета, в которой, если бы мясо нашли, повара бы посадили. Соответственно, пустой борщ или суп, и мы еще как-то умудрялись держать вес.

— На чем ваши 80 рекордов были поставлены, непонятно...

— (Смеется). На нервах.

Киев — Шахты (Россия) — Киев

Автор: Александр Черепанов 16.4.2013, 11:34

Часть II


«МИРОВЫЕ РЕКОРДЫ Я ФАКТИЧЕСКИ СТАВИЛ ГОЛОДНЫЙ: ВАРЕНАЯ КОЛБАСА, ПАЧКА ТВОРОГА, ХЛЕБ — ВСЕ!»

— Может, это очередная байка, но писали, будто у вас было три компрессионных перелома позвоночника...

— Почему было? — они и сейчас, видимо, есть.

— Из-за чего вы их получили?

— Ну, наверное, не от того, что на койке валялся, а от того, что тяжести поднимал такие. Честно говоря, в большой спорт я вошел, будучи выкинутым отовсюду — в 69-м вторую группу инвалидности даже давали и на мне такой большой жирный крестик поставили. Спасибо врачихе-невропатологу, которая объяснила, что такое позвоночник. Два месяца я лежал по ночам и думал, пока не придумал станок. Восстановился, но спиной до сих пор занимаюсь. Вот почему удивляюсь: здоровые молодые ребята, а не могут штангу поднять. Я со второй группой...

— ...на слипшейся синей лапше...

— ...рекорды ставил. Когда списали меня, я приехал сюда в Шахты, не получая нигде ни копейки, — никому травмированный штангист супертяжелого веса не нужен. Помню, в 70-м, когда я уже стал рекордсменом мира, меня подкормить решили и кастрюлю антрекотов выделили литров на 12. Ее приносили дважды, и каждый раз я ходил по подъездам, по этажам — раздавал этот харч людям. Потом и вовсе от него отказался, и мировые рекорды фактически ставил голодный. Можешь себе представить: вареная колбаса, пачка творога и хлеб — все!

— Как, а рашен водка?

— Ну, в то время какая водка? Разве что студентом, когда подрабатывал на разгрузке, мог себе это позволить. Я же штангой начинал заниматься, когда лед на Северной Двине встанет, а до этого разгружал баржи — на летних каникулах в ОРС (Отдел рабочего снабжения) родного поселка грузчиком устраивался.

— После двух блестящих побед на Олимпиадах в Мюнхене и в Монреале впереди была московская. Вам 38 лет, опытный боец, все думали: ну, дома, где и стены, как говорится, помогают, Алексеев наверняка возьмет третье олимпийское золото, и вдруг неудача, после которой вы сказали, что вас... отравили...

— Фамилию того, кто это сделал, озвучь, если можешь... Есть такой город Чернигов в 150 километрах на север от Киева, и там Шура Рыков живет, который был при мне секундантом, за мной «ходил». Я его пригрел, а он мне за шесть подходов до выхода на помост налил...


— Налил, простите, чего?

— Жидкость с какой-то гадостью, которая дает якобы бодрость и силу.

— Рыков по глупости это сделал или по злому умыслу?

— За деньги и место в сборной — отравил, понимаешь?

— Вы знаете, кто за этим стоял?

— Думаю, да. Мусульманский мир — раз (победил Рахманов), Узбекистан и тамошний лидер Рашидов — два, Днепропетровск, где начинал свою карьеру Леонид Ильич, — три...

— ...Султан Рахманов оттуда ведь родом...

— Да, ну и плюс еще Украина, которой медаль была во как нужна.

— Что же вы ощутили, выходя на помост, — головокружение, слабость?

— Почувствовал, что я идиот: штанга стоит далеко и такая маленькая, будто в перевернутый бинокль на нее смотришь, а в голове сплошной стук и одна только мысль бьется: «Зачем тебе это надо? Куда ты?». Ноги-то, правда, запрограммированы — вот и иду... Если бы я хотя бы на подход раньше вышел, эти 180 килограммов вырвал бы непременно, но они же все рассчитали... Потом я у доктора сборной спросил: «Что могли сыпануть?». — «Да снотворного обыкновенного — лошадиную дозу».

— В Москве вы были настроены вновь победить?

— Я находился в такой форме, что равных не было, — если бы сомневался в своих силах, просто не вышел бы на помост, снялся бы с соревнований. Позориться? Зачем оно мне?


«В ПРИСУТСТВИИ НИКСОНА Я САМУЮ КРАТКУЮ РЕЧЬ НА АНГЛИЙСКОМ СКАЗАЛ. ПОБЛАГОДАРИЛ: «СЭНКЬЮ», НО «ВЕРИ МАЧ» НЕ ДОБАВИЛ, ПОТОМУ ЧТО СЛОВ ЭТИХ ЕЩЕ НЕ ЗНАЛ»

«В большой спорт я вошел, будучи выкинутым отовсюду — в 69-м вторую группу инвалидности даже давали и на мне такой большой жирный крест поставили. Восстановился... Вот почему удивляюсь: здоровые молодые ребята, а не могут штангу поднять. Я со второй группой рекорды ставил»

— Что такой большой и сильный человек почувствовал после того, как получил «баранки», нули?

— Да ничего.

— Как? — это же, по большому счету, трагедия. Плакать вам не хотелось?

— Какой там плакать? (С досадой). Сначала я думал, ошиблись — сыпанули, а на меня непредвиденным образом подействовало, но потом, когда увидел, как ко мне относятся: и в сборную не берут тренером, и не дают заниматься, — понял, что это подстроено специально. Может, и КГБ приложил руку... Потом-то я восстановил все поминутно, вспомнил дословно, кто что говорил...
Подбили меня на бодягу эту Александр Прилепин (маленький был такой, 134 сантиментра росту, а я как капитан команды его главным тренером сборной СССР фактически поставил — царствие ему небесное!), и Рыков, который при мне тренером числился. Приехали они в 11 часов вечера после выступления Тараненко (в первом тяжелом весе до 110 кг. - Д. Г.) и сказали: он у Христова выиграл, потому что ему якобы эликсира налили, который добавляет 20-30 килограммов. Рыков меня стал стращать: «Если не будешь пить, Султан тебя одолеет». — «Да я 190-260 готов хоть сейчас поднять, — говорю. — Идем в зал, покажу». Они меня просто подставили...

— И не выпить было нельзя?

— А кому тогда в этой жизни верить ? Конечно, сомнение было, и если бы я чуть-чуть мозгами-то пораскинул, когда они подходили ко мне и заказывали... Вот я был готов 190 готов рвать, а Прилепин ко мне подошел: «Давай со 170 начнем».
«За каким..? — говорю. — Вы же мне еще чего-то нальете, что 20-30 кило добавляет, — нужно с 210 стартовать». В общем, я 185 заказал, а он только — юрк! — и ушел. Ну и земляк твой за шесть подходов бумажный стакан мне поднес. На следующий день они приехали ко мне в Подольск. «Вот если бы ты со 170 начал, — вздохнул Рыков, — за серебряную медаль поборолся бы». — «Она мне 100 лет не снилась, — отрезал, — я бы толкнул ровно столько, сколько надо для победы».

«В борьбе лег — получил балл, а штангу как купишь? Ее поднимать надо, и ежели не осилил, кто медаль тебе даст?». Василий Алексеев (в центре)
Он кивнул: «Мы так и думали», — поэтому, видно, решили глушить наповал! На нуль, правда, не хотели кидать — думали, мне серебро, а Рахманову — золото.

— Султан знал об этом, как вам кажется?

— Мне не докладывали. Думаю, не догадывался или потом его успокоили, но мы как дружили с ним, так и продолжали дружить — царствие ему небесное!
(После паузы). Если тебе все про эти дела рассказывать... Меня ведь в Москве дважды травили — просто я поверить тогда не мог. И в Перу, и в Латвии пару раз что-то сыпали, только тут я знал, кто наливает, а там не видел.

— Какие только прозвища вам не давали на Западе: «русский медведь», «русский рубаха-парень», «большой русский» — фактически вы были полномочным представителем великой страны. Это правда, что после одного из мировых первенств вас даже принимал президент США Никсон?

— Это был первый чемпионат мира и для меня, и для Америки — так получилось, но поскольку мозгов, вернее, опыта в проведении подобных соревнований было у них, честно говоря, немного, тренировочный зал устроили на втором этаже в том же помещении, где мы жили, ну и после первой же тренировки колонны, на которых стоял этаж, дали трещины. Нас сразу в автобусы и уволокли в легкоатлетический манеж километрах в 20-ти от Колумбуса, столицы штата Огайо. Жарюка стояла за 40, стопроцентная влажность, крыша — это же стадион! — нагревается (они его сделали для осени и зимы)... Понастроили, в общем, а Никсон по телевидению публично пообещал тому, кто первый в США или на континенте 500 фунтов поднимет, лично вручить золотую заколку для галстука с его гербом.

— А что для вас 500 фунтов?


— Ну, в то время это мировой рекорд был, еще не установленный, — 227,5 килограмма. Я их поднял и заколку привез в Шахты, но накануне два их тяжеловеса — американский президент принимал всю команду! — раструбили по всем журналам, что здесь этого красного коммуниста побьют. Потом мы встречались: бутылка коньяка, икра красная соленая в банках, и Джозеф Дьюб, чемпион мира 69-го года (это было в 70-м), извинялся: дескать, такого не говорил, это все журналисты придумали.
...Французский я изучал не сильно, по-английски вообще ни бум-бум, но там почерпнул. Потом польский переводчик смеялся: «Василь, ты самую краткую речь на английском сказал». Я поблагодарил: «Сэнкью», но «вери мач» не добавил, потому что слов этих еще не знал (смеется).
«Я ВЫШЕЛ: СТАЛИНГРАД, ДУМАЮ, ДО СИХ ПОР ПОМНЯТ... ДВА АВТОМАТЧИКА ДОРОГУ ПЕРЕГОРОДИЛИ, ТАК Я ШИБАНУЛ ИХ К БУДКЕ И СКОМАНДОВАЛ: «ВСЕ ЗА МНОЙ!»

— Вы встречались со многими мировыми знаменитостями: спортсменами, политиками, актерами — кто из них запомнился больше и чем?

— Ну, у нас всегда к Олимпийским играм выделяли бригаду артистов. Ой, Господи, фамилии сразу сейчас и не вспомнишь: Андрей Миронов, Эдита Пьеха, Галка Ненашева...

— Понятно теперь, почему вы рекорды устанавливали, — такие девушки воодушевляли...


— Да нет, они просто пели, рассказывали о своем творчестве. Обе Олимпиады, надо отметить, очень тяжелые были. Во-первых, в Мюнхене всю израильскую команду расстреляли...

— ...их захватили в заложники террористы из палестинской радикальной организации «Черный сентябрь»...

— ...причем погибли как раз те ребята, которых я знал, — штангисты, борцы. Я с ними в Швеции встречался и подружился.

— На вас это тягостное произвело впечатление?

— На всех произвело — идешь, помню, по улице, а навстречу баскетболистки: «Василий, давай к стенке — там стреляют, обещали взорвать». Повсюду бронетранспортеры, пулеметы, автоматчики, каски, бронежилеты... Спускаешься, чтобы сесть в автобус, а попадаешь на фронт, — представляешь себе ситуацию? — а еще, как бы там ни было, пакостили буквально везде и всюду. 5 сентября я должен был выступать. Все говорят: «Сиди, не езжай — по телевизору сказали, что соревнования на день переносятся». Я: «Это хорошо, но едем». Приехали, а все судьи и спортсмены уже там. Если бы не подстраховался, турнир могли запросто провести — и наверняка провели бы! — без меня, потому что основным соперником был Рудольф Манг.

— Немец, понятно...

— Обратно на автобусе возвращаемся. Вздремнул — какие бы ни были, а переживания. Глаза открыл: «Что стоим?». — «Да вот в ворота не пропускают, какого-то ждут приказа». Ну, я опять прикорнул. Снова просыпаюсь — стоим по-прежнему. Буквально рядом другие ворота, там проезжают капстраны, а соцстраны все тут: и поляки, и чехи... Автобусов штук 20 собралось уже — вот такое к нам отношение...

— Кошмар!


— Я вышел: Сталинград, думаю, до сих пор помнят... Два автоматчика дорогу перегородили, так я их шибанул к будке и скомандовал: «Все за мной!» (смеется). Ну, явная была провокация...

— Вы были не менее известны в мире, чем Брежнев, — слава голову не вскружила?

— Голова у меня на крепкой шее — зря, что ли, столько всего поднимал на ней, когда спину качал? Нет, на жизнь я смотрел реально, знал, что сейчас от нее достается, и что будет потом. Фейерверками и сладкими речами не обольщался, потому что понимал: к спортсменам, какими бы они известными ни были, после завершения выступлений отношение меняется коренным образом. Это и меня ждало, но к этому я был готов.


«В БОКСЕ, В БОРЬБЕ ВСЕ ПОКУПАЕТСЯ — ЗОЛОТЫЕ МЕДАЛИ ЗА БАБКИ, А В ТЯЖЕЛОЙ АТЛЕТИКЕ — НЕТ, НАДО ПАХАТЬ»

— Однажды вы посетовали: «Никто меня не охранял, и все шизофреники ко мне просто ломились» — что значит «ломились»?

— Ну, охраны же у меня не было.

— Она вам, по-моему, и не нужна...

— О-о-о! Вот смотри: первый секретарь обкома партии шел вечером гулять — его два старшины по бокам сопровождали, а я вообще засветло на улицу не выходил — только ночью. Днем если идешь, все — обязательно сумасшедший или алкоголик привяжется: нормальный же не подойдет. Я здесь как раньше жил?
Сажусь за руль, жена открывает ворота (сейчас-то они автоматические), я выезжаю, она закрывает, и едем куда-нибудь. Так же и возвращались... В кинотеатр не зайти, в ресторан сразу охоту отбили, а чтобы по городу пройтись, как люди, — такого не было.

— Многим казалось, что советские чемпионы, тем более такие великие, как вы, как сыр в масле катались, а сколько Василий Алексеев в среднем тогда получал?

— Ну, 400 рублей стипендии (всем по 300 давали, а мне Косыгин стольник доплачивал) и 140 платили на шахте — я же шахтер — все. Ребята, друзья мои из Донецка, из Луганска (Батищев и другие) прилично зарабатывали, хотя и не были чемпионами и рекордсменами. Называли суммы — я их не буду озвучивать! — и считали, что у меня раз в 10 больше, а когда говорил, сколько имею, искренне удивлялись: «А что же тогда ты живешь в этой дыре?».
Живу, потому что надо жить и мне нравится этот город, правда, в 74-м я понял, что будущего здесь у меня нет. Мне обещали открыть техникум физкультуры, но я понимал, что все это ерунда. А я же группу мастеров вел, и хорошие ребята у меня выросли, но когда попросил нашу родную компартию жилищные условия улучшить одному из них, чемпиону России, навстречу мне не пошли. «Ну что ж, — сказал, — тогда придется отсюда бежать», а куда? Намылился в город-герой Киев, но мне тут такие шлагбаумы сразу навесили... Пришлось на историческую родину завернуть, в Рязань, а там...

— ...условий не было...

— Это первое, а второе, отношение к спорту и к людям было совсем неприемлемое.

— Я уже о детских своих впечатлениях вспоминал, но особенно почему-то врезалось в память, как после обеда вы выходили из столовой, ложились животом кверху на лавку, закрывали глаза и отдыхали. Вокруг вас дети галдели — я тоже, и однажды, привстав, вы меня осадили: «А ну перестань кричать, а то кирпич на голову брошу». Сказано это было, впрочем, по-доброму, тем не менее о вашем нелегком характере ходили легенды. В частности, в Феодосии тихонько передавали из уст в уста, что как-то раз сидел Алексеев в столовой, обедал, и вдруг у него вилка на пол упала, а он здоровый, нагнуться не может... Подозвал официантку: «Подними». Та вспыхнула: «Как вы можете? Я советская женщина — что вы себе позволяете?». Ни слова не говоря, вы якобы встали, перевернули стол и вышли...
— Это не единственная про меня байка — их сотни. В частности, приходилось слышать, что капитана скоростного катера я выкидывал в Дон, ружья какие-то охотничьи отнимал в магазине и уносил, но я достаточно тактичный человек, и культура во мне тоже кое-где задержалась (смеется).

Насчет того, чтобы нагнуться, так брось хоть сейчас вилку — зубами ее достану. Я же гибкий, мог сделать «мост», в школе на второй этаж на руках по деревянным лестницам поднимался и в таком положении мог пройти километры, а как же в теннис играл, шарики доставал с пола? Их же там сотни падали, тысячи — ох уж эти рассказчики!

— С 90-го по 92-й год вы были главным тренером сборной Советского Союза по тяжелой атлетике, и этот период примечателен тем, что под вашим руководством советские тяжелоатлеты ни разу нулевых оценок не получили. Говорят, это стало возможно благодаря тому, что, во-первых, подопечные очень вас уважали (все-таки вы не просто тренером были, но и спортсменом  — дай Бог каждому!), а во-вторых, по слухам, если вас ребята не слушались, могли хорошенько их кулаком приложить...

— Это еще одна байка, сразу тебе говорю. Как можно? Во-первых, напрямую со спортсменами я никогда не общался — исключительно через их тренеров, и никому этого не позволял. Мало того что за три года ни одной «баранки» — я же ни одних соревнований не проиграл, и ребята у меня в сборной ни единой травмы не получили. С Олимпиады в Барселоне, к примеру, привез пять золотых медалей, четыре серебра и одну бронзу, а если бы борьба по-честному велась, должно было семь золотых быть и три серебряных.

— Еще одно подтверждение того, что для кого-то ваши успехи — словно кость в горле?

— А что удивительного? В боксе, в борьбе все покупается, и медали между собой делят страны, где этот спорт прогрессирует или вплотную им занимаются.

— Покупается все-таки?

— А ты не знал? Золотые медали за бабки, а в тяжелой атлетике — нет, надо пахать. В борьбе лег — получил балл, а штангу как купишь? Ее поднимать надо, и ежели не осилил, кто медаль тебе даст? Вот до сих пор бодяга идет: мол, Жаботинский, мой друг, Власова обманул. Нонсенс! Как обмануть можно? — три судьи на помосте и пять — в жюри.

— Он тоже меня убеждал, что Власова не обманывал, — это была тактическая борьба, и вообще, в спорте не бывает обмана — в спорте есть победители и побежденные...

— Да никакой там борьбы не было абсолютно. Леня дважды эту историю мне рассказывал: первый раз под хмельком, а второй — уже патриотически, то есть приукрасив, но мало ли что он говорит. Я-то знаю: толкни Власов 217,5, Жаботинский бы 220 не одолел, потому что это был психологический вес.

«ГОВОРИЛИ, ЧТО Я НЕУПРАВЛЯЕМЫЙ, А ПОЧЕМУ МНОЮ ДОЛЖЕН УПРАВЛЯТЬ ТОТ, КТО НЕ МОЖЕТ СЛОЖИТЬ В УМЕ ТРИ ЧЕТЫРЕХЗНАЧНЫХ ЧИСЛА?»

— Василий Иванович, я не могу не порасспрашивать вас о самых выдающихся советских супертяжах — их немного, и если в хронологическом порядке, это Власов, Жаботинский и Алексеев... Что вы о Юрии Власове думаете?

— Действительно великий штангист, величайший, — другого слова не употребишь! — но тоже своеобразный. Поехал на Олимпиаду в Токио, был на три головы сильнее Жаботинского и... проиграл. Правда, вину на себя взял его тренер Сурен Богдасаров, но вина тренера тогда ощутима, когда у спортсмена нет головы.
Вот я никогда близко не подпускал к себе ни тренера, ни выводящего — никому не позволял считать за меня или заказывать вес. Мне говорили, что я неуправляемый, а почему мною должен управлять тот, кто не может сложить в уме три четырехзначных числа? Берет ручку, бумагу и в столбик подсчитывает...

— Вы в уме складывали?

— А что тут мудреного? Любое соревнование: сколько пожал, сколько вырвал и сколько мне надо толкнуть, чтобы мировой рекорд установить в сумме, — это же все автоматически происходит.

Когда Власов, допустим, в Риме рекорды установил, 202,5 килограмма толкнул, я был первокурсником, жил в комнате на 18 человек, и у меня штанга какая-то была самодельная. Я ее 40 раз пожал. «Это, — сказал, — в честь Юрия Власова».

— Как Власов к вам относился?

— Если честно, особо мы с ним и не встречались. Он человек необычный — ни один юморист со сцены не насмешит тебя, как история, которую сейчас расскажу.
Я, когда стал капитаном сборной, рекордные веса поднял, нашел номер его телефона и позвонил. Наташа, жена, (царствие ей небесное!) поднимает трубку. «Я такой-то, — представляюсь. — Можно с Юрием Петровичем поговорить?». — «Он занят. Позвоните, пожалуйста, через две недели». Ровно в назначенный срок снова набираю номер, и все повторяется: «Юрий Петрович занят. Через два месяца позвоните». — «Я Алексеев, — говорю, — я тоже штангист». — «Да знаем мы вас, следим за вашими рекордами...». Только в 75-м году...

— ...снизошел...

— ...так получилось, что встретились.

— Какое Юрий Петрович произвел на вас впечатление?

— Нехорошее.

— Говорят, несколько лет назад он стал пить мочу...

— А чем заедать?

— На этот непростой вопрос ответа у меня нет — я к нему не готов...

— Он, помню, в центре стола сидел, а я, вице-президент федерации тяжелой атлетики СССР, от него справа. Всех в федерации рассорил и ушел в пауэрлифтинг, по-моему (там, правда, тоже продержался недолго — его попросили). Он не любил никогда встречаться со спортсменами, которые в ту пору не очень-то образованные были, и, насколько я знаю, со штангистами по роду деятельности контактов у него нет.
Теперь Жаботинский... Леня — абсолютно талантливый человек и, если бы занимался тяжелой атлетикой, долго еще мог оставаться на помосте. Если бы меня не было (смеется).

— Между вами и Жаботинским взаимная ревность — не говорю зависть — ощущалась?

— Во-первых, в 68-м я был третьим, и на меня смотрели снисходительно, свысока. Заинтересовались, потому что неожиданно в Ворошиловграде на чемпионате Союза «выскочил» — погонял там Леонида Ивановича по помосту в жиме, но вообще-то был неизвестным спортсменом, и когда обо мне в «Советском спорте» писали, удивлялся: чем заслужил такое внимание в прессе? Первый секретарь Ворошиловградского обкома партии Владимир Васильевич Шевченко сказал тогда: «Этого парня срочно перетащите мне в Ворошиловград».

— Он спорт очень любил...

— Да, но мы характерами с ним не сошлись, вернее — мнениями. Шевченко считал, что Ворошиловград — это пуп Вселенной, а для меня что Ворошиловград, что Жмеринка — одно и то же: главное — спортзал и штанга.

— Когда сегодня встречаетесь с Жаботинским, вам есть о чем поговорить?

— Беседуем на общие темы: как дела, как здоровье. Главное — увидеться, перекинуться словом, анекдот рассказать, убедиться, что все в порядке. Недавно наш общий друг в Москве 70-летие отмечал. Многие спортсмены, тренеры собрались, и я летал, а вот его не было. Сейчас вот вернулся из Сочи — там тоже ребята знакомые были. Я, кстати, внес предложение возродить соревнования типа прежней Спартакиады народов СССР, только ублюдочное слово «СНГ» заменить — скажем, назвать это Спартакиадой Содружества и чтобы были призы, уважение, гимны. На спорте экономить нельзя: сейчас и в хоккей где-то играют, и боксеры встречаются — проверяют на прочность челюсти. Думаю, хорошо было бы и в штанге, в борьбе и в других видах помериться силами. Александр Васильевич Бутко (начальник Дирекции комплексной реконструкции и строительства «Сочи». — Д. Г.) обещал лично мне зал построить на Красной Поляне. Если подумать, с развалом Союза у нас...

— ...ни одного нового зала, наверное, не появилось...

— Ничего за 20 лет не построили, при том, что мы (я имею в виду Россию) две базы потеряли — в Феодосии и Алуште. И на высокогорье — Цахкадзор в Армении, а мне, кстати, памятник должны в Алуште поставить: будучи главным, я несколько вагонов с оборудованием в спортзал их направил.
Не знаю, в каком оно состоянии, потому что ни разу там не был, но это моя заслуга — я вышиб. Я много чего на этом посту сделал, а знаешь, какой момент считаю одним из определяющих? Тогда наши тренеры рвались за рубеж — на чемпионаты Европы, мира, потому что там им, если их спортсмен стал чемпионом или призером, полагалась в валюте премия, а тем, кто оставался в Союзе, — ничего. Я пошел и добился, чтобы платили и тем, и другим одинаково.

— Стукнули, небось, кулаком по столу...

— Кулаком не стучал, а тихим голосом убедил, что так большего можно добиться, и по сей день стараюсь все, что от меня зависит, для тяжелой атлетики делать. Сейчас в России вообще нет соревнований (в феврале 2011 года Дмитрий Медведев попытался исправить ситуацию, для чего учредил Кубок президента по тяжелой атлетике. - Д. Г.). Такие деньги выделяются спортсменам, тренерам и на то, и на се, а на Олимпиаде в Лондоне, чувствую, нас прокатят, на четвертое место задвинут.

«ПОЧЕМУ НЕТ КРАСАВЦЕВ? ПОТОМУ ЧТО ПО 40 ТОНН НИКТО НЕ ПОДНИМАЕТ — ТОЛЬКО НА ШПРИЦ И НАДЕЮТСЯ»

— Даст Бог, родится когда-нибудь новый Алексеев, авось, будет у будущего богатыря голодное детство...

— Я удивляюсь: проблем с питанием нынче же никаких... Вот я на лапше вес набирать умудрялся, а если бы удалось это побыстрее, и рекорды бы намного раньше пошли. В мое время никаких восстановителей не было, а сейчас — пожалуйста, на химию эту сумасшедшие выделяются деньги, а поднимают меньше, чем я. Не говорю, что рекордный вес вырвать мог, — пальцы не позволяли, — но толкал в Монреале 265, а временами и 270 — кто-нибудь из них может сейчас о таком мечтать?

— Хоть химию глотайте, если по-другому не можете, но сделайте, да? Видно, слабо...

— ...и я этому поражаюсь.

— Очень большие надежды подавал в свое время киевлянин Анатолий Писаренко...

— Ну, я с ним мало общался — встречался уже после того, как спортивную карьеру он завершил. Бизнесмен, хваткий... Газеты писали, что Анатолий куда легче меня, на что я отвечал, что в 24 года 100 килограммов весил, а он — 128. «Доживет до моих лет, — говорил, — там посмотрим, на сколько потянет», но Писаренко рано закончил.

— Вы преодолели фантастический рубеж в 600 килограммов, а существует ли предел человеческих возможностей вообще и в тяжелой атлетике в частности?

— Когда эти 600 килограммов в Минске я одолел, подошел ко мне корреспондент. В то время журналистов я почти не знал: вниманием они не шибко меня баловали, хотя уже обо мне очень много в «Советском спорте» писали. Вроде и особого внимания не заслужил, но почему-то выделялся — все время мое имя склоняли...

— Почему — непонятно...

— Он мне сказал: «Василий, в Риме, когда Власов стал чемпионом Олимпийских игр, я его спросил: «Юра, а каким видишь ты супертяжа, который поднимет 600?». Власов ответил: «Он должен быть ростом 190-200 сантиметров, 170 килограммов веса и ни унции жиру». Ну, он же литератор, в унциях соображает, но ты такой же, как Власов, — по габаритам, по всем данным».

— Только с унциями не очень...

— Ну, и с ростом, и с жиром — никаких совпадений. Журналист между тем продолжает: «А каким ты видишь спортсмена, который поднимет 700?». — «Чего мне его видеть? — я отшутился. — Смотри на меня: я их и подниму». И поднял бы, без юмора. В 72-м, когда отменили жим, я уже мог набирать 680: 250 жал, 180 рвал, ну и 255-260 толкал.

— Страшное дело!

— Да, а в 1975-1976-м я бы наверняка жал на 265, потому что проблемой жим для меня не был — лишь бы штангу на грудь затащить. Любой мировой рекорд я мог пожать два-три раза.

— Сколько же еще может продолжаться погоня за рекордами — есть этому, в конце концов, предел или нет?

— Так погоня уже закончилась — я, например, не вижу, чтобы кто-нибудь замахнулся на новый. Вот недавно иранец Хоссейн Резазаде ушел — его соотечественники так хотели, чтобы он 500 в двоеборье поднял, но недотянул. Я был в 2003 году в Ванкувере, где он стал чемпионом мира. Что поразило? Все журналисты: и канадские, и приезжие пошли на меня как в лобовую атаку. Я им: «Вон же молодые штангисты, свежие чемпионы Олимпиад, мира — чего к ним не идете?». Причем с газетами 75-76-го годов прибыли, на которых стояли мои автографы: распишитесь, дескать, еще раз. Ужас какой-то — я сидел по два часа после соревнований. Все уже компот допивали, а я все строчил автографы — вот так врезался им в память.

— Василий Иванович, а почему сейчас нет таких красавцев, как Власов, Жаботинский и вы?

— Потому что по 40 тонн никто не поднимает. 40 минут тренировки, и уходят из зала — только на шприц и надеются.

— На шприц надейся, а сам не плошай!..

— Увы, тренеры и спортсмены уже нескольких поколений (не только в штанге -во многих, если не во всех видах спорта) занимаются этой бодягой: повальный завих. Я же главным тренером сборной СССР был и видел... Пока всех не проверю, не вычищу, наизнанку не выверну, за рубеж не пущу, поэтому никто у меня и не попался, как ни пытались поймать.
Представь: парень отвыступался, сидит уже на трибуне, а его раз — и на допинг-контроль. Одного так хватают, второго, даже с банкета двоих сняли и повезли на проверку. Я возмутился: «Это нарушение прав человека. Соревнования же закончились — чего их теребите?». Томашу Аяну, президенту Международной федерации тяжелой атлетики, сказал: «Томаш, моих не ищи — я непроверенных за границу не выпускаю». Ну а как только Союз развалился, пошло-поехало: 93-й год — три «попадания», пять лет назад, на Европе, — девять. 200 с лишним тысяч долларов заплатили...

— ...штрафа, да?

— И ваши там где-то попались, и болгарскую команду снимали, турецкую. Наука идет вперед, и в лабораториях в Кельне (Кельнского института биохимии спорта. - Д. Г.) ухитряются обнаруживать препараты, которых уже и след простыл. Раньше перестал принимать анаболики за месяц до соревнований — и спи спокойно, а потом их даже спустя 90 дней выявлять научились. И в местную полицию не сообщают, и ловят — я имею в виду специалистов по допинг-контролю: без этого они не могут.


«ШВАРЦЕНЕГГЕРУ Я ПОСОВЕТОВАЛ: «ТЕБЕ НУЖНО ПОДНИМАТЬ ШТАНГУ И ПРОСЛАВЛЯТЬ АВСТРИЮ», А ОН ВЗЯЛ И ПРОСЛАВИЛ АМЕРИКУ»

— Один парень, который очень любил штангу, — Арнольд Шварценеггер, — стал губернатором Калифорнии: вы в роли политика себя представляли?

— Я уже как-то сказал: единственный, кто может быть в этой стране президентом, — это я, но не хочу (смеется), а со Шварценеггером встречался впервые, когда он еще пацаном был, — в Австрии в 71-м. Тогда сборная Украины с австрийской контачила, и австрийцы условие поставили, чтобы меня, «как бриллиант в корону», в состав украинской команды включили. Привезли нас, короче, в зал, где эти парни качались... Я, помню, Арнольду тогда посоветовал: «Тебе нужно поднимать штангу и прославлять Австрию», — а он взял и прославил Америку.

— Василий Иванович, а вот если бы вас, чисто теоретически, предположим, в президенты позвали, пошли бы?

— Никогда! Даже президентом Федерации тяжелой атлетики не пойду, потому что надо в Москве жить, а этот муравейник я не люблю. Когда-то меня туда тянули канатами.

— Представляю...

— Когда в Киев собирался уехать, обещали там все. У вас председателем Госкомспорта был — забыл фамилию...

— ...Михаил Макарович Бака...

— Да, мы его ММ называли. Я разговаривал с председателем Совета Министров УССР Александром Павловичем Ляшко (его фамилию еще помню, хотя было это черт-те когда), и на самом высоком уровне мне пообещали: «Все тебе сделаем — ты только нам штангу возглавь». Я дал согласие: «И возглавлю, и сам еще наподнимаю». Ну, ударили по рукам и мне говорят: «Привези нам бумагу от Павлова, что ты человек свободный», а Павлов, председатель Спорткомитета СССР, к тому времени в ЦК партии за меня два выговора получил. Он руками развел: «Василий, все, не могу больше — меня снимут с работы». Я вот никак не мог понять Конституцию СССР: все свободные, все могут жить где попало, а...

— ...Алексеев Василий Иванович — нет, впрочем, не будем о грустном. Что нужно сегодня, на ваш взгляд, молодому человеку, который не в 19 лет познакомится со штангой, а гораздо раньше, чтобы ваши достижения превзойти?

— Во-первых, необходим специалист-тренер, и хотя я всю жизнь тренировался сам, все-таки много чего почерпнул в общении с ребятами, с которыми готовился в институте, — замечательные были парни. Травм как таковых никогда бы ни у кого не было, если бы занимались, как я предложил: многоразовые подъемы на средних весах, с которыми мышца может справляться, а за так называемые проходки по большим весам вообще убивал бы.
В сборной я от этого ребят отучил. Они же всю жизнь на тренировках били рекорды, и все смотреть кидались: вот это да! Когда один молодой Игорь Садыков трижды поднял 190 кило в рывке вместо 170-ти запланированных, я его несколько раз предупредил: «Не прекратишь — выгоню со сборов». Он-то думал, что я юморю, а оказалось, все слишком серьезно. Поэтому меня, может, и считали жестким: все, что вредило штанге, я недвусмысленно пресекал. Он экипироваться приехал, а я ему вручил обратный билет на Фергану, так на следующий год он всех разорвал, а до этого нигде ничего серьезного не поднимал.

— Страшные травмы штангисты на ваших глазах получали?

— Ну, на Пекинской Олимпиаде венгр Янош Бараняи руку отломал — локти у него вывернулись наизнанку, а когда я команду возил в Германию, там пострадал 16-летний парень из Ливана — штанга упала ему на шею и позвоночник, по-моему, перебила. Его вертолетом поднимали через крышу, а потом организовали шоу, — не знаю, как это иначе назвать! — чтобы деньги собрать на лечение, так я сидел все это шоу и автографы выводил на купюрах в 10 дойчмарок — их продавали по 110. Подписал очень много...

— У вас не было никогда такого, что чувствовали: вот-вот — и будет ужасная травма?

— У меня? Нет, все-таки я был умудрен опытом. И сам тренировался, и всех ребят в сборной тренировал так, что никто ни одной травмы не получил.

— До революции таких силачей, как вы, приглашали работать в цирк — на арене они жонглировали гирями, поднимали лошадей вместе с подводами и так далее. Вас никогда, случайно, туда не сманивали?

— Ну, цирк — дело такое, там, может, лошади были недокормленные... Нет, меня не приглашали, да и не тянет. У нас есть Дикуль Валентин Иванович, который с цирком сроднился, — они даже друг на друга похожи.

— В сборной у вас не практиковались забавы, когда ребята начинали мериться силой — кто кого?

— Нет, такие вещи я пресекал.

— Приходилось ли вам когда-нибудь применять физическую силу в жизни? Имею в виду ситуации на улице, может, еще где-то, когда надо было за себя постоять?

— Регулярно. Я же сказал, что, пока пинка не дашь, не отстанут. Иду с двумя детьми, женой — не дают прохода.

— А бывало, что к вам приставали, потому что не узнавали?

— Нет, таких не наблюдалось.

Киев — Шахты (Россия) — Киев

Автор: Александр Черепанов 16.4.2013, 11:51

Часть III


«А ЧТО БРЕЖНЕВ МОГ МНЕ СКАЗАТЬ? ОН ЖЕ ГОВОРИТЬ НЕ УМЕЛ»

— Как вы считаете, за ваши выдающиеся спортивные достижения Родина вознаградила вас щедро?

— В каком плане?

— В моральном, материальном. Думаю, если бы Василий Иванович Алексеев в Соединенных Штатах Америки жил, он бы имел чуть побольше дом и немножко в другом месте...

— Знаешь, эти сослагательные наклонения мне тоже не нравятся — тем, что сделал в спорте, в тяжелой атлетике, и отношением ко мне я доволен, потому что лучшего в то время не было ни к кому. С другой стороны, не надо Америки — если бы жил в Украине, был бы обласкан намного больше, чем в России. Простой пример. В Украине, в других республиках СССР любой штангист, который завоевал в то время титул чемпиона мира, получал Почетную грамоту Президиума Верховного Совета, которая обеспечивала ему пожизненно пенсию... Как она называлась-то?

— Персональная...

— Да, а у нас о таком никто даже думать не мог.

— У вас сейчас персональная какая-то пенсия или обычная?

— Я почетный пенсионер этой вот шахтинской улицы — проспекта Клименко.

— Сколько, если не секрет, в пересчете на доллары платит вам сегодня от щедрот своих государство?

— Ну, тысяч восемь раздели на трицулик — около 270-ти, получается...

— Хорошо, а какие-то сбережения у вас остались? Вы можете себе сегодня что-то позволить?

— Ты знаешь такие имена: Гайдар, Ельцин?

— Слышал...

— Они за одну ночь украли у народа все.

— Много у вас на сберкнижках пропало?

— 100 тысяч.

— Советских рублей?

— Да — все, что я накопил, что платили за рекорды и победы на чемпионатах Европы, мира и Олимпийских игр, вывернули за одну ночь. Я всегда говорю, что мог на свои сбережения шесть «волг» купить и один «жигуль». Кто на них нынче катается? Березовский?

— Когда вы услышали, что вклады пропали, какая была реакция?

— Да никакой. Приехал я из Китая 28 декабря 1991 года, и жена говорит: слух, мол, идет, что деньги вот-вот обесценятся. Я отмахнулся: «Пусть хоть в два раза они обесценятся — тебе что, 50 тысяч не хватит?». Ан нет, оказалось, что, как кто-то из юмористов сказал, на эти гроши можно было отныне купить пирожок (ну а я, выходит, два отхватить могу). Сейчас иногда по старости лет, по достижении определенного возраста тыщу какую-то выплатят...

— Рублей?

— А чего же еще?

— Вы об ответственности говорите... Выступление за сборную Союза в самом тяжелом весе всегда было вопросом международного престижа...

— И до меня, и после (хотя, может, и не в такой степени) при Советском Союзе было заведено: если команда проигрывала, а супертяжеловес выиграл, — это победа, а вот если наоборот — поражение.

— Давило на вас ощущение, что нельзя проиграть, и все тут?

— В какой-то степени да...

— ...но не передавливало...

— Ну, Бог дал мне крепкие нервы, и к этому я относился спокойно, а других ребят — взять моих соперников Манга или Рединга — бил мандраж. С бельгийца пот градом бежал (такие капли, которых в природе не существует, — раза в четыре больше обычных — со лба стекали), а немец, когда я подходил, покрывался красными пятнами.

— А вам хоть бы хны?

— А мне то что? Во-первых, я всегда говорил, что у них два соперника — штанга, которую надо поднимать, и я, которого победить сложно, а у меня только один — штанга.

— Нужен ли для побед серьезный характер?

— Тот, кто им обделен, не побеждал.


— В советское время спортсмены, тем более великие, были знаменем страны, и власти к ним относились подчеркнуто уважительно. В пору своего расцвета с Брежневым вы встречались?


— Да, в 75-м году на закрытии Спартакиады народов СССР мы сидели на стадионе в Лужниках рядом.

— Что же вам Брежнев сказал?

— А что он сказать мог? Леонид Ильич же говорить не умел.

— Хоть руку пожал?

— Конечно.

— Многие, интересно, секретари ЦК, руководители обкомов изъявляли желание с вами выпить?

— На торжественных приемах случалось, а там что подают? Шампанское или вино. Я вот с Горбачевым в 88-м встречался — пили шампанское, которое никогда не любил.

— Автограф у вас Михаил Сергеевич не попросил?

— Нет, зато я и у него взял, и у Раисы Максимовны — где-то лежат до сих пор. Я у него даже футбольную команду попросил, чтобы играть во второй лиге. Тут два города на это претендовали — Шахты и Азов. У азовчан все-таки море, всякая рыба колючая плавает, а у нас только уголь, поэтому нам было сложнее. Пришлось обращаться за помощью к председателю Госкомспорта Грамову, а затем и к Генеральному секретарю ЦК КПСС.

— Пошел он навстречу?

— Да, обидели мы азовчан. Была команда «Шахтер», — я можно сказать, родитель ее! — играли в футбол...


«ПРОХОДКИ, — Я ГОВОРИЛ, ХОРОШИ ТОЛЬКО В ШАХТЕ, КОГДА ДОБЫВАЮТ УГОЛЬ»

— Когда, выступая за рубежом, вы видели западные магазины с их изобилием и вообще другой образ жизни, улыбки на лицах людей, не было тоскливо и грустно возвращаться домой, где все выглядело иначе?

— Улыбок я у них особо не замечал — все это оскалы, а вот колбаса копченая и сырокопченая, которая висела и никто ее не покупал, меня поразила... Помню, я удивлялся: «Это же лежалый товар — чем они тут торгуют?». Единственно, что всегда угнетало, — когда в хозяйственные магазины у них заходил и видел шурупы, болты и гайки на любой вкус, любого размера (я ж рукодельный — все самому мастерить приходилось). Смотрел на них и думал: «Когда же у нас это появится?». Появилось...

— Что обычно везли вы из-за границы домой?

— Магнитофоны, кассеты какие-то... Детишки же были тогда еще мелкие, любили музыку. Список давали — я покупал.

— Развал Советского Союза как-то на вас отразился, по этому поводу вы страдали?

— Не сильно. Единственно из-за экономики переживал — что-то я в ней да соображаю. Она же, как один организм, но я не думал, что до такой разрухи дойдет. Кто от этого выиграл? У царьков, которые у руля встали, себялюбие взыграло, и им плевать, что пользы народу это не принесет, а ведь от всего, что ни делается, лучше ему не становится.

— Какие виды спорта, кроме тяжелой атлетики, вам нравятся? Репортажи с каких соревнований вы смотрите?

— Я не в восторге от бокса и его последствий, но все время смотрю. Правда, сейчас эти бои без правил уже надоели, — одно и то же! — и никакого смысла я там не вижу. Хоккей смотрю, волейбол, потому что сам же волейболист.

— Как говорил председатель Госкомспорта СССР Марат Грамов: валетбол...

— Как-как?

— Ну, он же партийный функционер был, а не спортсмен — не до конца разбирался...

— Ой, у нас в Рязани рассказывали (это, правда, скорее всего, анекдот) похожую историю о председателе областного спорткомитета, который до назначения на эту должность секретарем райкома работал. Тогда все было сложно, в том числе билеты на поезд купить, и вот биатлонисты с вокзала ему звонят: «Не можем на соревнования уехать — только вы с вашим положением...». — «А что у вас за вид спорта?» — спрашивает. «Биатлон». — «Это что такое?». — «Ну как же, лыжники и стрелки...». Он почесал затылок: «Давайте так: стрелков я сегодня отправлю, а лыжников — завтра».

— Хоккей вы любили, а с хоккеистами дружили?

— С ними на одной базе вместе тренировались, и в Крыму я даже в воротах за них стоял в футбол. Они же играли сильно...

— Признайтесь, кто-то забить вам смог?

— Да, три гола — мы сыграли 3:3.

— Хотелось бы посмотреть, как вы стоите в футбольных воротах...

— Ой, Господи! Это на детском пляже в Евпатории происходило — там стадион был, как железобетон, падать нельзя.

— Но ворота закрыть собой можно?

— Закрывал, одному бросился в ноги — по-моему, даже одну вывернул, а с трибуны кричат: «Идиот, это же штангист стоит!» — потому что они, когда бегут и видят меня, боятся. Я же неслабо в воротах смотрюсь. «Это же штангист, а не футболист — бей!». Ну, два гола из положения вне игры мне забили.

— Спортивной судьбой вы сегодня довольны? По-вашему, все идеально сложилось или можно было внести коррективы?

— Ой, Дима! — если бы сейчас с моей-то башкой да начать с того дня, как впервые попал в спортзал, я бы таких чудес наворотил! Ну а с другой стороны, не сверни я спину, не получи травму, может, и не было бы ничего. Я же умным-то стал оттого, что самостоятельно последствия ее преодолел.
Нет, до многого уже своим умом дошел, нормально тренировался, а спину свернул, потому что новую методику варварскую нашел. С ней, имея сумму троеборья 500, за пять месяцев я сделал 540, международником стал — это такой скачок! Меня и в сборную-то пригласили, чтобы под микроскопами рассмотреть, кто я такой и почему так много поднял.

— Рассмотрели?

— Да, и тут же пинка дали, потому что ничего выдающегося — не все же тренеры с головой. Тягая по 40 тонн, мол, рекордов не установишь, а я молотил... С утра иду в зал, где у борцов штанга, там наподнимаюсь и потом, уже напаханный, захожу в другой зал, где Жаботинский тренируется с друзьями. Вечером я там снова, но уже один: никого нет, и никто поэтому не мешает. Когда такие нагрузки, рекордный вес не поднимешь, а они привыкли — только придут, сразу проходки так называемые, проходки, проходки... Я этого дела не признавал. «Проходки, — говорил, — хороши только в шахте, когда добывают уголь». У меня и у тренеров были разные методики подготовки, и переубедить меня, конечно, никто не мог — да, впрочем, и не пытался.

— Вас пытались когда-нибудь уязвить, задеть за живое, были моменты, когда обида сжимала сердце?

— Много раз, но те, кто обижал по незнанию или же по привычке, потом раскаивались, причем серьезно — второй попытки у них уже не было.

— Вашим родителям, кстати, посчастливилось увидеть, как олимпийским чемпионом вы стали?

— Отец не дожил, в 71-м году умер, но чемпионом мира к тому времени я уже был.

— Гордился он вами?
— Я не спрашивал, у нас так не принято, ну и жили родители отдельно — в Архангельской области. Матери не стало уже после Московской Олимпиады, после этого отравления. Семья наша очень трудолюбивой была, и все мои братья, сестра трудоголики.


«ЭТО ТОЛЬКО ВИД У МЕНЯ ТАКОЙ — САМ-ТО НОРМАЛЬНЫЙ»

— Василий Иванович, вашу жену зовут Олимпиада — это вы специально так подгадали?

— Когда мы друг друга с ней подгадали, я еще много не поднимал. Женился-то рано, в 62-м.

— Тем не менее имя для жены двукратного олимпийского чемпиона весьма символичное...

— Да (улыбается), с именем повезло.

— Это правда, что одно время вы полгода сидели у супруги на шее? В переносном, конечно, смысле...

— Ну да — перед тем из-за травмы спины меня отовсюду выгнали. Когда с нею я разобрался, станок изобрел, сказал ей: «Полгода меня подержи — если не получится, залезу в шахту и оттуда уже не вылезу: только зарплату будешь за меня получать». Полгода сидел, да, на 72 или 78 рублях ее зарплаты.

— Не роптала?

— А что роптать-то? — мы с ней такую прошли жизнь...

— Любила вас?

— Она до сих пор это скрывает.

— Мне врезалась в память картинка из Феодосии: вы шагаете на пляж, на вечернюю тренировку — важный, серьезный мужчина...

— ...это только вид у меня такой — сам-то нормальный...

— ...а следом Олимпиада Ивановна семенит и блины вроде тащит от штанги. Мне не показалось?

— Если только на тарелке блины, вот так (показывает: на вытянутых руках), но я во время тренировки не ем.

— Блины от штанги супруга за вами никогда не таскала?

— Нет, до такого мы не доходили.

— На пике безумной славы вы наверняка не были обделены женским вниманием. Признайтесь: девушки глазки строили, пытались познакомиться, может, вас соблазнить?

— (Смущаясь). Рассказывать об этом долго и неудобно... Помню, когда в Америке двух «Мисс Лас-Вегас» мне предложили, я возмутился: «Вы что, одурели, придурки? — я ж коммунист и семьянин».
— Мне не меньше трех-четырех подавай...
- (Смеется). А этот змий-искуситель в ответ: «Ну и что? Тут, в Америке, коммунистов тоже навалом — и женатых в том числе». Я: «Нет, ребята, у нас так не пойдет», так потом по «Голосу» ихнему трижды передавали, что Алексееву предлагали и он отказался. А ежели бы согласился?

— Четырежды бы передали... Когда вы вернулись домой, за проявленную бдительность вас поощрили?

— Партийные работники в то время «Голос Америки» не слушали, поэтому озабочены этим не были, но когда наш самолет приземлился, в аэропорту меня встретили и сказали: «Да, слушали, знаем про эту бодягу... Молодец, что выдержал натиск».

— Бывало, что не очень хотелось оборону держать?

— Ну кто же на эту тему говорит? Мы, правда, всегда достойно себя вели, и если и ходили какие-то слухи, то не про нас.

— У вас двое сыновей — Сергей и Дмитрий: чем они занимаются?

— Оба закончили юрфак Ростовского госуниверситета (чего туда поперся второй, не знаю — видимо, за компанию с братом), между ними два года разницы. Старший, Сергей, 13 лет был прокурором в соседнем городе, а сейчас переехал в Ростов.

— Тоже прокурором?

— Нет, из прокуратуры я его попросил уйти, потому что ему эта жизнь не по характеру.

— А младший?

— Бизнесом занимается. В Шахтах живет.

— Вы хотели, чтобы дети тяжелой атлетикой занимались?

— Младший сын поднимал, был четвертым в Харькове в 88-м, по-моему, году на чемпионате Союза. Очень способный парень, но тут я виноват — не дал ему дальше продвинуться. Когда главным тренером сборной Союза стал в 89-м, сказал ему: «Дима, завязывай, чтобы никаких нареканий в мой адрес не было: мол, кто-то куда-то тебя не взял или, наоборот, взял».

— Сын штангу любил?

— Он норму международного мастера выполнял — 180 рвал, 240 толкал. Талантливее меня...

— Серьезно?

— Да, но у него же заслуженный тренер России был — я.

«АЛКОГОЛЬ ПОДДЕЛЬНЫЙ, МЕДИКАМЕНТЫ ТОЖЕ — ТОЛЬКО НАРКОТИКИ НАСТОЯЩИЕ...»

— Вы недавно сказали: «Молодежь была плохой во все времена — об этом говорили еще древние, но сейчас стала еще хуже» — почему так считаете?

— Ну, тогда ж ни наркотиков не было, ни табака, ни алкоголя.

— Был, но плохой...

— Во всяком случае, древние греки и римляне пили вино благородное, а нынче всякого некачественного спиртного навалом. Я вот на днях из Сочи приехал, где обсуждали алкогольную проблему в России, — там и Медведев с Путиным были, и Мутко, наш министр спорта, и Голикова, министр здравоохранения и социального развития.
Есть у нас газета «Трибуна», редакция которой пять лет назад сгорела (в феврале 2006 года, когда вспыхнул пожар в московском издательстве «Пресса». — Д. Г.), и как-то ее журналист, с которым я дружил, поинтересовался: о чем бы вы Путина при встрече спросили? (Владимир Владимирович был тогда президентом). «Я бы, — сказал, — задал бы ему только один вопрос: когда прекратится уничтожение русского народа?». Алкоголь сплошь поддельный, медикаменты тоже...

— ...только наркотики настоящие...

— И ими страну завалили. Вот если кто-то дал человеку по носу и кровь пошла — его посадят, а если отравили лже-водкой или поддельными медикаментами — никаких проблем: пожурили, и бегай дальше. За все, что наносит здоровью вред, надо давать пожизненный срок. Ну а чего вы хотите? — каждый год по полмиллиона людей пропадает. Не знаю, как там у вас, в Украине...

— Меньше...

— Ну, вас и самих меньше, но система-то такая же.

— Как и чем вы сегодня живете, Василий Иванович? Чем занимаетесь?

— Ой, Господи! Этим летом почти ничем, потому что жарюка. Из дому практически не выходил.

— Лентяйничали...

— И лентяйничал, и подтренировывался, но ни на рыбалку особо, ни на охоту — никуда: от силы раза три-четыре выезжал (мне, кстати, никогда не нравилось, если кто-то говорил: один-два или три-четыре — сосчитай и скажи, а тут я сам взял и так повторил, поэтому уточню: три раза на рыбалку ездил и один раз на охоту).

— Вы как-то признались: «У меня руки по локоть золотые и башка на месте — изобретаю» — а что именно?

— Ну я много тяжелоатлетических станков сконструировал. Вот хотя бы станок для восстановления спины, которую в свое время свернул и из-за которой меня отовсюду выпинали. Сейчас в Сочи, где зал для сборной открыли, два станка, как минимум, должен отдать, в Анапу тоже два. Думаю, это и для украинских штангистов помощь — что ни говори, а штанга здоровью наносит вред, но если начнешь еще пацаном спину и колени закачивать, будешь на всю свою оставшуюся жизнь застрахован от травм, от нежелательных последствий.

— Спину и колени...

— ...ну, и плечи само собой. Те два станка, что я изобрел, позволяют пожизненно оставаться здоровым.

— Вам 69 лет — продолжаете поднимать тяжести?

— Продолжаю, но методику полностью поменял. Тренируюсь уже не на сжатие позвоночника, а на растяжение, хотя мышцы работают так же.

— Штангу, значит, тягаете?

— Нет, я ее заменил резиной, другими отягощениями.

— Если представить, что сегодня выйдете на помост, сколько на грудь возьмете?
— Сложно сказать — для этого нужно специально готовиться, но, думаю, что если бы выступал по ветеранам, не оплошал. Лет пять назад, если потренироваться, мог бы 190 взять в стойку.

— Василий Иванович, а мышцы, спина, суставы у вас нынче болят? Вы больше здоровый человек или больной?

— Временами то так, то эдак...

— На погоду бывает, что крутит?

— Сейчас уже при больших нагрузках, если что-то чуть потаскаешь, мышцы болят больше. На магнитные бури еще реагирую.

«НАД ФИГУРОЙ Я НИКОГДА НЕ РАБОТАЛ. ГОВОРИЛИ: ВОТ У ВЛАСОВА ФИГУРА, У ТОГО, У ЭТОГО, А У МЕНЯ БЫЛИ РЕЗУЛЬТАТЫ»

— Ваша мускулатура образца середины 70-х вам нравилась? У вас есть красивые плакаты в картинных позах, как у Шварценеггера?

— Достоинство мое как раз в том, что над фигурой я никогда не работал. Говорили: вот, у Власова фигура, у того, у этого, а у меня были результаты. Я только о них думал — за фигуру не платят и продуктовый паек не дают.

— У вас потрясающая внешность — вас никогда не приглашали сниматься в кино?

— На роль Карабаса-Барабаса? (смеется). Нет, хотя разговор как-то был.

— Когда вы летаете в самолетах, как с вашими габаритами умещаетесь в узеньких креслах?

— Ну, это смотря какой самолет и сколько летит пассажиров. Цены на билеты сейчас сумасшедшие...

— Вам бизнес-класс приходится брать?

— Да ну! — кто за него заплатит? Всегда с народом сижу, правда, как правило, один на трех креслах, потому что мест свободных хватает, салон не забит.

— Какой у вас нынче автомобиль и как человек таких габаритов в нем умещается?

— У меня 452-й УАЗ, микроавтобус — это единственная машина, в которую помещаюсь и чувствую себя в ней, как король на троне. Она не лично моя — мне ее Владимир Федорович Чуб, бывший губернатор наш, подарил.

— То есть за руль вы садитесь?

— Да.

— А как же раньше, в советское время, ездили? Вам же, наверное, «волги» да «жигули» выделяли?

— Ну, как — покупал и ездил. Тогда «волга» 24-ка была попросторнее, и я нормально в нее умещался, а сейчас дверцы утолстили — шумоизоляцию поставили, руль подняли, сиденья (они раньше были корытом) сменили на большие и толстые — и все, за руль уже не влезаю.

— Охоту вы любите?

— А какой же нормальный человек ее не любит?

— На кого охотитесь?

— На кабана, зайца, утку — дичь, которая не нуждается в охране.

— Какой у вас самый впечатляющий, запоминающийся трофей?

— Господи, да что их запоминать? Кабаны. Утки. В этом году должны были в Тверь на медведя поехать, но только соберемся — жарюка.

— Говорят, вы любитель крепкого слова...

— Крепкое — это как? Чтобы не шаталось?

— Да, устойчивым чтобы было...

— Ну, мы же с тобой живем и жили в каком государстве? Где без матерка...

— ...и не заправишь, и не поедешь...

— Это как в стихотворении Иртеньева:
И вдогон добавила весомо
Слово,
что не с ходу вставишь в стих,

Это слово каждому знакомо,

С ним везде находим мы родных.

Я другой страны такой не знаю,

Где оно так распространено.

И упали наземь самураи,

На груди рванувши кимоно.
(Смеется). Так что, когда надо — да, произносим. Могем.

«ЧТО ЗНАЧИТ «НЕЧИСТАЯ СИЛА»? ЭТО АЛЕКСЕЕВ В БАНЮ ИДЕТ»

— Вы признанный мастер афоризмов — никогда не приходила мысль их записать и издать?

— Никто не хочет записывать, хотя надо бы... Говорят часто: «А помните, вы сказали то-то и то-то? — мы смеялись...». Я в ответ: «Чего же мне помнить? Записывай и рассказывай».

— О вас в свое время множество анекдотов ходило — какой вам самому больше всего нравится?

— Ну, это не про меня, а про Жаботинского, типа сняли его с соревнований — обнаружили в одном месте домкрат.

— В каком?

— В жопе, а потом этот домкрат мне приписали, так что он у нас (смеется) переходящий. Ну а однажды сидел я у Марата Грамова в Спорткомитете, и он решил мне помочь форму для сборной СССР купить. Звонит одному гаврику. «Ты, — спрашивает, — Алексеева знаешь?». Тот: «А, эту нечистую силу...». Марат побледнел: «Что значит «нечистая сила»?», а он в ответ: «Это Алексеев в баню идет» (смеется).

— У вас прекрасное чувство юмора, и знаю, что любите рассказывать анекдоты. Каким бы сегодня с читателями поделились?

— Нет, анекдоты у меня не для публики — это специально подбирать надо.

— Тогда, может, что-то из стихотворений своих прочтете?

— Это я тоже держу в себе.

— Но пишете, правда?

— Ну, если есть чернила...

— Много стихов накопилось?

— Все уже задушили: издавай, издавай, но я кандидатскую бросил, не стал защищать — зачем мне эти репьи на моей биографии? Правда, всегда поправляю, когда говорят: установил столько-то мировых рекордов, чемпион такой-то, двукратный олимпийский... «Почему мой ум не показываете? — спрашиваю. — Не указываете, что, помимо заслуженного мастера спорта, я еще заслуженный тренер Советского Союза и России? Это же кое-что подтверждает».
Стихи... Ты про песни еще спроси... Был я однажды с делегацией в Германии, в городе-побратиме Шахт Гельзенкирхене, и там немец один говорит: «Герр Алексеев, у вас голос такой — вы поете?». Я кивнул: «Да». — «А какие песни?». — «У меня две любимые есть: «Прекрасна жизнь при коммунизме» и «Не сыпь мне соль на рану». Руководитель делегации мне страшные глаза сделал: «Завязывай!».

— Василий Иванович, я счастлив, что побывал в гостях у великого спортсмена и тренера, настоящего русского богатыря, которого знает в лицо весь мир. Большая удача в моей биографии...

— Спасибо, а напоследок хочу обратиться к родителям: не держите детей дома, не отправляйте на улицу! Столько спортзалов вокруг, стадионов — берите своих чад за руку и ведите туда, потому что спорт — это великое счастье. Главное, как я уже говорил, первые два-три месяца перетерпеть, во всяком случае, если человек в тяжелую атлетику попадает, на всю жизнь к штанге привязывается. Это я по себе знаю, по тем, кто рядом тренировался, а украинцам желаю счастья, добра, здоровья, и очень доволен, что наш патриарх Кирилл всю Украину проехал. Он величайшее дело сделал: напомнил, что мы — одно целое, друг от друга произошли...

— ...а не от обезьян, как некоторые утверждают. Напоследок не откажу себе в удовольствии пожать вашу большую сильную ладонь. Спасибо!

Киев — Шахты (Россия) — Киев

Автор: kange 16.4.2013, 17:45

касаемо АС и В.Алексеева могу дополнить: в 2004 г. Василий Иванович приезжал в Эстонию на на юбилей Я.Тальтса. взяли интервью и прямо спросили, на что В.И. ответил:

Цитата
На ОИ в Мюнхене, где СССР завоевал 50 золотых медалей, за золото платили 3000рублей, из них в валюте 30 % -
это и был наш допинг. А стероиды не были допингом, т.к. были разрешены.

Я никогда не пробовал. Хорошим примером являются ОИ 1976 года в Монтреале, накануне которых запретили стероиды. Результаты всех ... упали. Только я установил фантастический мировой рекорд, толкнул 255 кг. Журналисты спросили у меня, почему другие не смогли? Я ответил: теперь видите, кто за счёт чего жил.

На самом деле допинг употребляли и употребляют и в других видах спорта. Но многие умеют скрыть использование, выводя вещества из организма в правильное время. Но есть другая причина: теперь не устанавливают так часто рекордов. Вряд ли кто-то когда-нибудь превзойдёт моё достижение - 80 мировых рекордов. Не достигнут будет и достижение Яана Талтса - 43 мировых рекорда.

Виноваты болгары, которые везде "попадались". Я всегда был сторонником двух вариантов: пускай все потребляют всё или пусть сделают контроль невероятно жёстким. Это значит, что придётся дисквалифицировать на всю жизнь. Сам я считаю так, что допинг употребляют все, но "попадание" организуется выборочно.

(мне принимать допинг)Не потребовалось. Работал головой, искал новые методы для развития силы.


http://www.ohtuleht.ee/157202

Автор: Mister Univers1974 29.4.2013, 19:57


Автор: Mister Univers1974 29.4.2013, 20:03

Наим на тренировке толкал 202.5 кг, в категории 64!

Автор: kange 30.4.2013, 0:27

Цитата(Mister Univers1974 @ 29.4.2013, 19:03) *
Наим на тренировке толкал 202.5 кг, в категории 64!


Откуда сведения? Абаджиев говорил, что Наим брал на грудь 202 и пробовал толкать, а не толкал..

Цитата
Пробовал толкать - брал на грудь - 202 кг .


http://www.velena.ru/wrestling/comp/WCHW1999_IA.html

Автор: kange 30.4.2013, 0:32

первым был Топуров в 1983 году icon_smile.gif

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=R1I96SuZvbU

говорят, семеро в истории ТА толкали три своих веса..

Автор: mmeat 1.5.2013, 16:11

Леонид Тараненко мир. рекорд толчек 266кг



рекорд в толчке 266кг и сумме двоеборья 475кг до сих пор остаются непревзойденными
золотой призер Олимпиады 80 и серебряный 92 года (за Объединенную команду - 12 республик бывшего СССР, кроме 3 прибалтийских республик).

Автор: Mister Univers1974 8.5.2013, 23:43

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=P9ZrW0wE-xk

Автор: Александр Черепанов 14.5.2013, 21:02

158.gif

 

Автор: Александр Черепанов 14.5.2013, 21:06






Автор: Александр Черепанов 19.5.2013, 20:03

1978 USSR Weightlifting team. — с Варданян, Юрий Норайрович, Ригерт, Давид Адамович, Igor Nikitin, Weightlifting Photos, Зайцев, Юрий Константинович, Алексеев, Василий Иванович, Жаботинский, Леонид Иванович, Алексеев, Василий Иванович, Sergei Arakelov, Рахманов, Султан Сабурович, Осмоналиев, Каныбек Осмоналиевич and Yurik Vardanyan.



Автор: Александр Черепанов 19.5.2013, 20:13

Alexander Kurlovich 260 kg (573 lb) CJ, 1987


Автор: Александр Черепанов 19.5.2013, 20:14

Anatoli Pisarenko 232.5 kg (511 lb) CJ, 1981


Автор: Александр Черепанов 19.5.2013, 20:15

Andrei Chemerkin 252.5 kg (555 lb CJ), 1994


Автор: Александр Черепанов 19.5.2013, 20:17


Leonid Taranenko 265 kg (584 lb) WR CJ 1987


Meeting of the great coaches- Kono and Roman.

Автор: Mister Univers1974 22.5.2013, 18:59

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=koMRW660hvU#!

Автор: Александр Черепанов 25.5.2013, 15:49

Рудольф Плюкфельдер - Чужой среди своих. Части 1-4







Автор: Александр Черепанов 25.5.2013, 15:50

Один день Давида Ригерта. Подольск 29.03.2005


Автор: Богдан 25.5.2013, 17:00








Автор: Богдан 25.5.2013, 17:00


Автор: Александр Черепанов 30.5.2013, 20:08

wink.gif

 

Автор: Александр Черепанов 30.5.2013, 20:09

wink.gif

 

Автор: kange 31.5.2013, 18:01

интересная тема - штангисты-супертяжи, подтянутые и стройные icon_smile.gif
Анатолий Писаренко ( который на фото выше), Александр Курлович, Евгений Чигишев icon_smile.gif

Автор: Александр Черепанов 3.6.2013, 9:06

icon_eek (6).gif

 

Автор: Lifter. 4.6.2013, 17:10


Автор: kange 5.6.2013, 1:50

Цитата(Александр Черепанов @ 3.6.2013, 8:06) *


слева - Асланбек Еналдиев, соперник Василия Алексеева. С ним ( Еналдиевым) связан интересный случай:

Цитата
Заказал 242,5 кг. Подошел к штанге, взял ее на грудь. И тут... До сих пор не могу понять, что со мной случилось. Вместо того, чтобы толкнуть штангу, я ее выжал. Жим отменили несколько лет назад... Не знаю, почему я так сделал? Пришлось снова идти на 242,5 кг. Подошел и шутя толкнул штангу. Получилось в сумме 432,5 кг. На 2,5 килограмма больше, чем месяцем позже показал на чемпионате мира Алексеев...


http://ossetians.com/rus/news.php?newsid=452

Автор: Александр Черепанов 7.6.2013, 16:10

Ostrava 1987 World Weightlifting Championships. Kurlovich won Olympic gold in 1988 and 1992. He was a four time world champion (1987, 1989, 1991 and 1994) and set twelve world records.







Автор: Александр Черепанов 7.6.2013, 16:10

2







Автор: Александр Черепанов 7.6.2013, 20:47

Jakov Kucenko na MS 1946 Paříž.

 

Автор: Александр Черепанов 7.6.2013, 20:48

158.gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 15:48

Anatoli Pisarenko 232.5 kg (511 lb) CJ, 1981.










Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 15:50






Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:22

Rigert_Bare_foot_snatch

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:23

Rigert 1978 Worlds

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:24






Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:26

Nicu Vlad

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:26

Lopatin

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:28

Jakubovski




Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:28

ivanchenko_poster_back

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:29

Ivanchenko




Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:30

icon_redface (17).gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:30

wink.gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:31

gennady_ivanchenko

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:33

gennady_ivanchenko

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:33

gennady_ivanchenko

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:34

wink.gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:36


Davis

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:37

David Rigert

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:39

Andrei Chemerkin 252.5 kg (555 lb CJ), 1994




Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:40

wink.gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:40

wink.gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:43








Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:43










Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:43







Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:46

wink.gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 16:47

wink.gif

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:03

Vladimir Belyaev -año 1968

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:04

Vladimir Anikin

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:04

Viktor Buschuyev (RUS) oro en Roma 1960

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:05

Viktor Buschuyev (RUS) J.O.1960 Roma

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:06

Veselinov (BUL), Osipa (URS) y Debuf -año 1956-

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:06

V.Aleeeyev (URS) "magnesiado" por su coach Igor Kudyukov -campeonato en Londres año 1975-

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:07

TOMMY KONO - Haway - USA

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:08

Stogov, 56kg world champion 1955.

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:09

Shigeo Kogura (JAP) - Roma 1960 - finalizó 4º

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:09

Serge Reding (BEL) olímpico y mundialista - falleció en 1975 a los 34 años

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:10

Podio Camp.mundial año 1975 - A.Enaldiev (USR) - J.Nagy (CHE)- K.Planchkov (BUL)

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:11

Perikles Cakousius (GRE) St.Louis año 1904

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:12

Olgerts Bergmanis (LIT)

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:12

Mehmet Djemal (TUR) Amstersdan 1928 - finalizó 8º

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:13

Louis Martin (GRB) bronce en Roma 1960

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:14

Louis Hostin (FRA) Amsterdan 1928 - finalizó 2º

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:14

L.Zhabotynski y A.Bakunin -atletas rusos- en Tokyo 1964

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:15

L.Zabotynski (URS) en los J.Olímp.Tokyo 1964

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:16

Ken Patera

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:16

Karlis Pumpurins (LIT) dando el peso.

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:17

Josef Matejcek (CZE) Amsterdan 1928 - finalizó 11º

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:19

Janis Lejins (LIT

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:19

J.Davis (USA) oro en Londres 1948

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:20

Ivan Udodov (URS) oro en Helsinski 1952

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:21

Ivacenko y su entrenador

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:21

HELSINSKI 1952

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:22

Genadijs Ivacenkoе

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:22

Genadijs Ivacenko

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:23

Fyodor Bogdanovsky (URS) año 1958 - en el Madison Square Garden

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:24

Era raro ver a Tommy doble la espalda tanto. Hay 145 kg un fuerza dentro la categoria corporal de los 82.5 kg.

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:24

equipo ruso en USA - año 1958в

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:24

equipo ruso en USA - año 1958-р

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:25

equipo ruso en USA - año 1958-в

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:25

equipo ruso en USA - año 1958-

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:26

equipo ruso en USA - año 1958

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:26

Equipo de Rusia en el match USA vs RUS -año 1958

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:27

El gran Vassily Alexeyev (RUS) - AÑO 1979-

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:27

El gran David Rigert logrando un record mundial

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:28

Doug Hepburn -año 1954-

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:28

Doug Hepburn

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:29

Dmitrijs Stekolscikous (LIT) -año 1954

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:29

Década del 60 - Equipo austríaco de pesas - Integrando el mismo en el extremo derecho "Terminator" Schwarzenegger - de izquierda a derecha Wiesenhofer, Theiner, Reiter, Marnul, Quwitt. Tischner y "hasta la vista baby"

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:30

Dan Cantore (USA) año 1960 realizando un Fuerza, movimiento que recordamos fue eliminado a partir de 1972.-

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:30

Charles Rigoulet (FRA) oro en J.O.Paris 1924

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:31

Campeonato Británico año 1912

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:31

Boris Pavlov (USSR) 1971

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:32

Boris Pavlov (URSS) año 1971

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:33

Atleta ruso en el match USA vs. RUS año 1958

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:33

Atleta ruso en el match USA vs. RUS año 1958

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:33

Atleta ruso en el match USA vs. RUS año 1958

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:34

Atleta ruso en el match USA vs. RUS año 1958

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:35

Atleta ruso en el match USA vs. RUS año 1958

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:35

año 1958-

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:36

año 1930 - peso 225 lbs. aproxim.100 kgs.

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:36

Anatoly Pisarenko (URS)

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:37

Anatoli Pisarenko (URS) -265 kgs- Incomparable!!

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:37

Amsterdan 1928

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:38

Alf Baxter (GBR) Amsterdan 1928

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:38

Alexeiev (RUS) - París 1971- estableciendo nuevo record mundialн

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:39

Alexeiev (RUS) - París 1971- estableciendo nuevo record mundial

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:39

Aleksandrs Dinnikous (LIT)

 

Автор: Александр Черепанов 8.6.2013, 21:40

A.Pisarenko !!! (USSR en esa época - UKR ahora) sus mejores marcas 206 y 265 en 1983 y 1984 -Un mounstro-

 

Автор: Lifter. 14.6.2013, 13:05


Автор: Lifter. 14.6.2013, 13:07


Автор: Lifter. 27.6.2013, 18:38


Автор: Lifter. 27.6.2013, 18:50


Автор: Lifter. 27.6.2013, 18:52


Автор: Lifter. 27.6.2013, 19:04


Автор: Lifter. 27.6.2013, 19:07


Автор: Lifter. 27.6.2013, 19:26


Автор: Lifter. 27.6.2013, 19:29



Автор: Lifter. 27.6.2013, 19:30


Автор: Lifter. 27.6.2013, 19:32


Автор: Lifter. 27.6.2013, 19:35

выше была Олимпиада 80....и ее победитель в плюсе Рахманов
а это ответ американцев в 1984 году..

Автор: Lifter. 27.6.2013, 20:26


Автор: Lifter. 27.6.2013, 20:42


Автор: Lifter. 27.6.2013, 20:46


Автор: Lifter. 27.6.2013, 20:50


Автор: Lifter. 27.6.2013, 20:55



вот какое семейство талантливое!!!
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D2%E0%E9%EC%E0%E7%EE%E2,_%D2%E8%EC%F3%F0_%C1%EE%F0%E8%F1%EE%E2%E8%F7
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B0%D0%B9%D0%BC%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2,_%D0%90%D1%80%D1%82%D1%83%D1%80_%D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Автор: Lifter. 27.6.2013, 21:50

http://www.youtube.com/watch?feature=endscreen&v=ifJf5BbR1mw&NR=1

Автор: Ludochka 28.6.2013, 0:30

а что-то Писаренко нигде не добавили (((

Автор: Lifter. 28.6.2013, 7:39

Цитата(Ludochka @ 28.6.2013, 0:30) *
а что-то Писаренко нигде не добавили (((

был в начале темы

Автор: Lifter. 10.7.2013, 21:27


Автор: Lifter. 12.7.2013, 17:35


Автор: Александр Черепанов 26.7.2013, 21:29



Автор: Lifter. 2.8.2013, 1:12



Автор: Lifter. 2.8.2013, 1:12


Автор: Александр Черепанов 6.8.2013, 19:21

Sultan Rakhmanov 192.5 kg (424 lb) snatch, 1979

Rakhmanov (Soviet Union) set 2 world records. He was Olympic champion in 1980 and world champion in 1979.











Автор: Александр Черепанов 8.8.2013, 8:10



Автор: Lifter. 8.9.2013, 23:10


Автор: Mister Univers1974 9.9.2013, 0:18

всегда поражала скорость тяги Варданяна, интересно было бы узнать максимум, там вряд ли меньше 350)))))))))

Автор: Lifter. 10.9.2013, 19:48

Цитата(Mister Univers1974 @ 9.9.2013, 0:18) *
всегда поражала скорость тяги Варданяна, интересно было бы узнать максимум, там вряд ли меньше 350)))))))))

задай вопрос сыну...Норик Варданян...на его канале выложено это видео))

Автор: Lifter. 4.11.2013, 16:42


Автор: Lifter. 16.11.2013, 22:29


Автор: yar 3.12.2013, 21:10

Цитата(Андрей Попов @ 16.1.2013, 0:38) *
Спасибо за тему...с огромным удовольствием ролик этот посмотрел...очень хорошо помню те времена и борьбу супертяжей...
Прошлым летом, когда был в Белоруссии, встречался с Курловичем, они с папой моим приятельствуют сто лет...и собственно его внешний вид на Гродненском пляже на реке Неман и послужил тем толчком, который привёл меня в первый раз в зал качаться, как раз в этом году это было, в 1987, мне 14 лет было...фильмов с Арнольдом я ещё не видел...Александр скромным паренем и тогда был (с характером правда), и сейчас...подарил мне брелок Турецкой федерации ТА...приятно чёрт возьми...

Слав, будет интересно интервью с Александром народу? Собственно многие ли знают кто этот человек?

Александр Курлович, одна из легендарных личностей нашего города, почетный гражданин Гродно.
Андрей, Вы в каком зале начинали знакомство с железным миром?

Автор: Андрей Попов 4.12.2013, 10:06

Цитата(yar @ 3.12.2013, 22:10) *
Андрей, Вы в каком зале начинали знакомство с железным миром?

Названия у зала вроде не было, это в одной из высоток было, на б-ре Ленинского Комсомола вроде...

Автор: yar 4.12.2013, 16:15

Если считать от кольца ул. Пушкина-Горького - БЛК, то 1-ая была секция бокса «Мечта», 2-ая качалка «Ветразь», 3-я «Эллада» (если от ул. Врублевского, то соответственно наоборот), все три в подвалах располагались.
Александр Курлович тренировался в зале тяжелой атлетики на стадионе «Красное знамя».

Автор: Андрей Попов 4.12.2013, 16:56

Цитата(yar @ 4.12.2013, 17:15) *
Если считать от кольца ул. Пушкина-Горького - БЛК, то 1-ая была секция бокса «Мечта», 2-ая качалка «Ветразь», 3-я «Эллада» (если от ул. Врублевского, то соответственно наоборот), все три в подвалах располагались.
Александр Курлович тренировался в зале тяжелой атлетики на стадионе «Красное знамя».

Я ехал на тролейбусе со стороны Фолюша, высотка вроде первая была, или вторая, по ходу движения, да в подвале, тренер там ТАшник был, заставлял по 40 мин разминатся из 1,5 часов тренировки...и бегали и прыгали и гусиным шагом ходили )))) завидывали большим парням, которые сами тренировались, и бицепс с трицепсмом могли качать сколько угодно, а не как мы типа в секции бодибилдинга...мне тогда 14 лет было, в школе учился...
Про Курловича знаю, его когда дисканули отовсюду, и лишили всех регалий, мой батя(он тогда спорт в обществе "Трудовые Резервы" в Гродно возглавлял) его к себе тренироваться взял, в Трудовые Резервы, остальные не брали )))

Автор: yar 4.12.2013, 17:59

Цитата(Андрей Попов @ 4.12.2013, 17:56) *
Я ехал на тролейбусе со стороны Фолюша, высотка вроде первая была, или вторая, по ходу движения, да в подвале, тренер там ТАшник был, заставлял по 40 мин разминатся из 1,5 часов тренировки...и бегали и прыгали и гусиным шагом ходили )))) завидывали большим парням, которые сами тренировались, и бицепс с трицепсмом могли качать сколько угодно, а не как мы типа в секции бодибилдинга...мне тогда 14 лет было, в школе учился...
Про Курловича знаю, его когда дисканули отовсюду, и лишили всех регалий, мой батя(он тогда спорт в обществе "Трудовые Резервы" в Гродно возглавлял) его к себе тренироваться взял, в Трудовые Резервы, остальные не брали )))

Андрей Юрьевич, в нашем обществе всегда существовала «хорошая» традиция гнобить, тех, кто хоть как-то или чем-то выделялся из общей массы и не со всеми в ногу в едином порыве, ну а затем благополучно забыть. Так, на вскидку, Юрий Власов, Василий Алексеев.

Большой респект Вашему папе, не знал об этом факте, ну и отдельный, за того кого воспитал )))

Автор: yar 4.12.2013, 18:02

Сегодня, Курлович Александр Николаевич, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь пятого созыва от Гродненской области

http://www.sovrep.gov.by/index.php/.617.7794...0.0.0.html

Автор: Mister Univers1974 5.12.2013, 21:54

Чемеркин 230 толкнул в зале перед 260 кг на олимпиаде 1996

Автор: Александр Черепанов 12.12.2013, 20:28

Yuri-Vardanyan

 

Автор: Александр Черепанов 12.12.2013, 20:31



 

Автор: Александр Черепанов 12.12.2013, 20:31



Автор: Александр Черепанов 13.12.2013, 8:15

Lu Xiaojun (-77kg, China) squatting 260kg for a double in the 2013 WWC training hall. I distinctly remember thinking to myself, wow, this looks exactly like that Pisarenko squatting

 

Автор: Александр Черепанов 25.12.2013, 8:21

serge redding.

 

Автор: Lifter. 25.12.2013, 16:35

Цитата(Александр Черепанов @ 25.12.2013, 8:21) *
serge redding.


https://www.youtube.com/watch?v=3nJrYPVJ88M&feature=youtube_gdata_player

Автор: Александр Черепанов 28.12.2013, 22:26

Before big biceps, before six packs! There was David Rigert.
Gold 1976 Montreal -- 90 kg
World Championships
Gold 1971 Lima -- 90 kg
Gold 1973 Havana -- 90 kg
Gold 1974 Manila -- 90 kg
Gold 1975 Moscow -- 90 kg
Gold 1978 Gettysburg, Pennsylvania -- 90 kg

Автор: Александр Черепанов 28.12.2013, 22:28


Автор: Александр Черепанов 30.12.2013, 10:31

Urik Vardanian at age 39 Clean & Jerking 150kg at the 1995 U.S. Nationals warm-up room. Notice the Vardanian style jerk (very narrow split)




Автор: Александр Черепанов 30.12.2013, 10:32


Автор: Александр Черепанов 30.12.2013, 10:33


Автор: Александр Черепанов 30.12.2013, 10:34


Автор: Александр Черепанов 3.1.2014, 20:23




Автор: Суханов 26.1.2014, 11:24

АЛЕКСАНДР! будте добры,был такой французский штангист МИШЕЛЬ БРОУЛЕ, с отменным телосложением. У ВАС больше возможностей,его ролик с выступлением.Сложен был красиво. Спасибо!

Автор: Александр Черепанов 27.1.2014, 21:44

1948 London Olympics Bronze Medal Winner. RIP Jafar Salnmasi ( September 22, 1918 - 1999)

 

Автор: Александр Черепанов 1.2.2014, 21:19

Анатолий Писаренко










Автор: Александр Черепанов 23.2.2014, 16:18




Автор: Александр Черепанов 15.3.2014, 21:13


Автор: Александр Черепанов 15.3.2014, 21:47




Автор: Александр Черепанов 15.3.2014, 21:51



Автор: Александр Черепанов 15.3.2014, 22:06






Автор: Александр Черепанов 15.3.2014, 22:20

Ladies & gentlemen, THIS is how you should look at the bottom of the Split Clean.....Polish Lightweight Waldemar Baszanowski one of the last if not THE last of the great Split style lifters in international competition. 24 World Records, 61 national Records, won Olympic Gold in 64' & 68', won five World Championships and silvered in another five. Lifting News(an Ironman publication at the time) Dec.1966

 

Автор: Александр Черепанов 29.3.2014, 14:38




Автор: Александр Черепанов 29.3.2014, 14:40






Автор: Александр Черепанов 29.3.2014, 14:41




Автор: Александр Черепанов 29.3.2014, 14:42




Автор: Александр Черепанов 29.3.2014, 14:44




Автор: _Вадим_ 14.4.2014, 22:57

Сайт по тяжёлой атлетике :
http://wsport.free.fr/06_fotogalery.htm

Автор: Александр Черепанов 24.4.2014, 10:41

LEGENDS: YURY ZAKHAREVICH AND THE SYNTETIC ELBOW

20-years old Russian Yury Zakharevich put on the barbell 197.5 kg for the world record in the snatch. The Pannonia club in Hungary was the place where the talent was trying to show once again his superiority at 100 kg division. It was his third attempt. He completed very easy the first one on 182.5 kg and then jumps right away on the brutal weight. The second try was a fault. During the third attempt the elbow dislocated by a brutal way.
“I made a mistake,” said in interview years later the future great. “I was very happy to complete huge weights. For one night, I managed to break 9 times the world record, without urging myself. The fans love it. I don’t want to disappoint them. That’s why I always tried to break at least one record even in some small competitions.”
After the brutal injury the doctors told Zakharevich that he will no more lift.
“They said to me that my hand will be ok, but I must forget about the weightlifting,” added the former star of Soviet Union team. “The doctors put a synthetic tendon on my elbow. I can’t describe to you what cost me the return to sport.”
Years later Zakharevich was ready to rumble in the most prestigious podiums on the planet. And what a return it was! Olympic title and 4 World championships.
There is an online book on Russian language about the life of Yury Zakharevich. Check it here (http://www.olympic-weightlifting.ru/zaharevich.htm).
Tomorrow we will tell you something more about his glory days and why he couldn’t compete at Barcelona Olympics.

 

Автор: Александр Черепанов 9.5.2014, 16:24

VASILY ALEKSEYEV
07-01-1942 / 25-11-2011

 

Автор: Александр Черепанов 9.5.2014, 16:26

Aleksei Ivanovich Vakhonin (Russian: Алексей Иванович Вахонин, 10 March 1935 – 1 September 1993) was a former Russian weightlifter and Olympic champion who competed for the Soviet Union. He won a gold medal at the 1964 Summer Olympics in Tokyo.

 

Автор: Александр Черепанов 11.5.2014, 21:06

Давид Ригерт

 

Автор: Александр Черепанов 23.5.2014, 20:38


Автор: Суханов 23.5.2014, 21:49

Александр! Интересная деталь,Томми Коно делал рывок в низком седе в 1958г-поразительно! А в СССР была еще разножка.Спасибо за ролик!

Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 7:58

Разрядные нормативы по тяжелой атлетике.


Нормативы 1955–1957 гг.

 

Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 8:01

Нормативы 1965–1968 гг.





Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 8:03

Нормативы 1973–1975 гг.




Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 8:05

Нормативы 1976–1980 гг.


Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 8:09

Нормативы за 1981–1984 и 1985–1988 годы.






Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 8:18

Нормативы 1993–1996 гг.



Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 8:20

Нормативы 2001–2004 гг.




Автор: Александр Черепанов 7.6.2014, 8:32

Китайские нормативы.
Перевод китайских нормативов.
первая строка: нормативы по тяжелой атлетике для мужчин
вторая строка: весовая категория/мастер международного уровня/мастер спорта
/первый разряд/второй разряд/третий разряд/юношеский разряд
вторая таблица:
первая строка: нормативы по тяжелой атлетике для женщин
вторая строка: точно так же как и первая таблица
внизу:
мастер международного уровня присуждается при достижении суммы на международных соревнованиях с участием как минимум 5 стран.



 

Автор: Александр Черепанов 3.7.2014, 11:03

Анатолий Писаренко

 

Автор: Александр Черепанов 4.7.2014, 22:07



 

Автор: Александр Черепанов 5.7.2014, 18:30


Автор: Александр Черепанов 4.8.2014, 20:26




Автор: Александр Черепанов 25.8.2014, 22:19

Евгений Слюсаренко

Наткнулся на очень харАктерное фото с московской Олимпиады-80 - золотого века советского спорта и тяжелой атлетики в частности, когда допинг-контроль был условным, а спортивная наука уже позволяла делать из людей машины. В центре наш Леонид Тараненко, ему всего 24 и он только что победил в весе до 110 кг. Два мировых рекорда: толчок – 240 кг, двоеборье – 422,5 кг. Пузатый экс-чемпион мира болгарин слева проиграл ему 17,5 кг, колоритный венгр справа - 32,5 кг.

Тараненко входит в топ-5 лучших штангистов всех времен и народов по большинству версий (и по моей тоже). Ну, достаточно сказать, что ему принадлежат абсолютные мировые рекорды (большего веса не поднимал никто и никогда - в любом весе): 266 кг в толчке и 475 кг в сумме двоеборья. По нынешним временам - нереальные килограммы, о которых даже задумываться страшно.

Понятно, что за такое надо было платить свою цену. Перед домашним чемпионатом мира в Москве-83, когда совсем страх потеряли болгары, пришлось грань - и так-то еле видимую - перейти. Сергей Архипов из ЦИТО вспоминал: "Поступил к нам Леонид Тараненко, который с помощью стероидов укреплял мышцы спины. И перед нами стояла задача — не вылечить его, а спасти человеку жизнь. Потому что у Тараненко началось внутреннее загноение. Начали оперировать. Такого количества гноя я больше никогда в своей жизни ни видел. Два с половиной литра гноя в Лене было!"

Собственно, поэтому такие люди, несмотря на все, по-прежнему вызывают у меня уважение. Они полностью расплатились по своим счетам. Прокатить разок на дурачка, взять свои призовые, а дальше всю жизнь ходить по приемам, торговать таблом и получать президентскую стипендию - это не про них.

В последний раз Тараненко вышел на помост на Олимпиаде 1996 года, в 40 лет.

 

Автор: Александр Черепанов 25.8.2014, 22:19


Евгений Слюсаренко


Пока мы в очередной раз обсуждаем болезных пловцов и таких же биатлонистов, удивительное событие произошло вчера в Грозном. Совершенно космические килограммы показали тяжеловесы на чемпионате России (и это в отсутствие действующего чемпиона мира Руслана Албегова!).
Вот вам результаты.
Весовая категория свыше 105 кг. 1. Алексей Ловчев (Москва – Коми) – 468 кг, рекорд России (рывок – 212 кг + толчок – 256 кг, рекорд России). 2. Чингиз Могушков (Москва – Чечня) – 454 (213, рекорд России + 241).
За всю историю штанги больше поднимали считанное количество людей, да и то - когда не было внесоревновательного допинг-контроля. Один из них - великий Леонид Тараненко, историю которого я описывал полгода назад.
Это - что назывется - совсем страх потерять. Типа мы в Грозном, нас здесь никто не тронет, у нас суперсила)))
Дальнейшее развитие событий, впрочем, предсказуемо. Вот три альтернативных линии:
- на чемпионате мира герои поднимают на пару десятков кг меньше, а потом рассказывают про волнение и отсутствие опыта, ггг)));
- их ловят на внутреннем контроле и по-тихому убирают из команды (учитывая интерес широкой публики к тяжелой атлетике, этого никто и не заметит);
- их ловят на международном уровне на советских анаболиках.
Смех смехом, но я бы не отказался посмотреть вживую, как там все происходило в Грозном. Это ж нереальные веса поднимались живыми людьми. Я уж думал, и не доживу до такого пира духа.

Автор: Суханов 31.8.2014, 9:16

Александр! С Вашего разрешения еще несколько слов о Алексее Вахонине! Олимпийский Чемпион 18 игр в Токио 1964г. в легчайшем весе. Сумма троебория-367.5 кг. На Олимпиаде произошло следущее: Фельди(венгр) выигрывает в жиме,в рывке они сравнялись. Толчок: Фельди-137кг.-Чемпион! Его качают и тренера. Вахонин спрашивает Воробьева (гл. тр. сборной СССР)"Аркадий Никитич,а чего это они его кидают? Тот отвечает:"Так он уже чемпион!" Вахонин"А я? И сколько надо взять чтобы выиграть. Воробьев"142.5"(мировой рекорд-139.5кг.) Важонин:Ставьте!" И идя на помостбуркнул"Х...во вы знаете шахтеров!" И взял вес. После фиксации штанги,замер и по знаку судьи,о том,что вес взят,согнул ногу в колене,подхлестнул стопой под колено другую ногу и удерживая штангу в этом положении воскликнул"Хо-па". Трагически погиб в 1993г, его,в пьяном угаре , ножом убил сын. Очень грустно.

Автор: Florist 31.8.2014, 18:55

Раритет.

Автор: Суханов 5.9.2014, 13:54

Ломакин Трофим (02.08.1924-1973) Заслуженный мастер спорта-1952г-Олимпийский Чемпион в весовой категории-82.5кг.,серебряная медаль ОИ-1960г.Чемпион Мира-1957-1958гг.Рекордсмен Мира-1953-1960гг.Первый Олимпийский чемпион по штанге!Пять раз Ломакин завоевывал звание чемпиона СССР. Трофим родился и вырос на Алтае в семье старателей. С 15 лет ходил с отцом и мыл золотишко.В армии Трофиму приказали заниматься тяжелой атлетикой.На Олимпиаде в Хельсинки старались засуживать советских штангистов,Трофим так разозлился,что решил поставить вес даже больший, в последнем движении,что приносил победу. У помоста собралась вся американская команда,которая в последствии и рукоплескала ЛОМАКИНУ! После Олимпиады Трофим мало тренировался,проигрывал,исчезал с тренировок. Поговаривали,что ЛОМАКИН свел дружбу с перекупщиками золота.Ломакина судили и дали два года условно.Но вскоре "золотое дно" засосало Трофима.Его посадили. Надолго.Вернулся в Москву,часто выпивал. В понедельник 13 июля 1973г ТРОФИМА ЛОМАКИНА нашли бездыханным на Беговой под высокой стеной стадиона "Юных пионеров".Экспертиза показала,что экс-чемпиона сбросили с этой высокой стены стадиона. Так погиб талантливый атлет.

Автор: Yakov 6.9.2014, 9:12

Еще можно сказать,что постоянным соперником Ломакина был Аркадий Воробьев,об их противостоянии,в том числе и борьбе за золото олимпиады 60 вообще много можно было бы рассказать.Возможно из-за наличия спортсмена с таким характером как у Воробьева за своей спиной в полной мере Ломакин себя так и не реализовал.

Автор: malandr 6.9.2014, 10:10

Цитата(Суханов @ 5.9.2014, 14:54) *
Ломакин Трофим (02.08.1924-1973) Заслуженный мастер спорта-1952г-Олимпийский Чемпион в весовой категории-82.5кг.,серебряная медаль ОИ-1960г.Чемпион Мира-1957-1958гг.Рекордсмен Мира-1953-1960гг.Первый Олимпийский чемпион по штанге!
Первым был Иван Удодов.

Автор: Yakov 6.9.2014, 10:27

В семнадцать лет Иван Удодов оказался в концлагере Бухенвальд. К моменту освобождения узников советскими войсками он не мог самостоятельно двигаться от истощения.

В 1947 году, по совету медиков, для укрепления здоровья с помощью систематических занятий спортом, он начал заниматься в зале тяжелой атлетики.

В это время он учился на курсах автовождения, а по вечерам занимался спортом.

Здесь он встретил тренера Марка Баева, который стал его наставником не только в технике работы со штангой, но и в жизни. В результате Удодов стал лучшим «мухачом» в Ростове.

В 1948 году на Спартакиаде Юга России в Махачкале Иван набрал в троеборье сумму 252,5 килограмма и занял второе место.

В 1949 году он занял пятое место на чемпионате страны с суммой 277,5 килограмма.

Окончил Ростовский техникум физической культуры в 1950 году.

В 1951 году Удодов преодолел заветную для спортсменов легчайшего веса отметку в троеборье — 300 килограммов и с этим результатом выиграл звание чемпиона СССР. С этого момента он вошёл в сборную страны.

На VI Межведомственном чемпионате СССР в Баку он победил с суммой 310 килограммов.

Тренер Николай Иванович Лучкин руководил тогда подготовкой Удодова в сборной СССР. Результатом стала победа в 1952 году на ХV Олимпийских играх в Хельсинки.

Были ещё яркие победы:

на чемпионате мира и Европы в 1953 году в Швеции
на чемпионате СССР 1956 года
на Всемирном фестивале молодежи и студентов
Умер в 1981 году, похоронен на Северном кладбище Ростова-на-Дону.

Сын — мастер спорта по тяжелой атлетике Анатолий Удодов.

Автор: Суханов 6.9.2014, 21:28

Не проводил по весовым категориям,Если считать ,что Иван Удодов выступал в наилегчайшей категории,то,естественно,он первый Олимпийский Чемпион.Еще из прочитанного:28 июля 2005г, на 94(!) году жизни скончался старейший штангист нашей страны-МИТРОФАН КОСЫРЕВ(отец Сергея Митрофановича). МИТРОФАН КОСЫРЕВ был первым чемпионом СССР(1934год),после чего еще не раз завоевывал звание чемпиона.Выдающийся спортсмен!

Автор: Суханов 15.9.2014, 14:36

Вспоминая грустную дату 14.09.2009г.,мы вспоминаем замечательного человека Сурена Петросовича Богдасарова! ТРЕНЕРА,АТЛЕТА и Человека!!! Всю свою жизнь Сурен Петросович посвятил Тяжелой Атлетике,много лет возглавлял страницы в журнале "Физкультура и спорт"-Атлетическая гимнастика" СЛАВА ТЕБЕ Сурен Пектросович Богдасаров!

Автор: Суханов 24.9.2014, 13:06

Иссак Борисович Борисов"Страницы спортивной славы" Краузе и Гриненко... Расцвет спортивных талантов пал на трудные годы первой империалистической войны. ...Ян Краузе,девятнадцатилетний тяжеловес,увенчанный в 1913г званием абсолютного чемпиона России.На заре своей спортивной биографии,в Копенгагене, среди европейских тяжеловесов он занял второе место.О юноше-геркулесевосторженно писал немецкий журнал "Атлетик": "Красивый молодой атлет,он возбуждает всеобщее изумление своими ритмичными темпами и той феноменальной силой,которую проявляет во всех своих упражнениях." ...Неистовый Федор Гриненко,лучший средневес страны, проездом из Петербурга в Киев задержался в Москве,чтобы побить мировой рекорд в рывке правой рукой. Сентябрь 1915г,на площадке общества "Санитас" горстка энтузиастов.Было холодно,судьи сидели в пальто. Четвертая попытка принесла Гриненко рекорд- штанга весом2033\8 фунта замерла над головой! Примеру Гриненко последовал земляк,Сергей Тонколей,он бросил вызов богатырю Карлу Свободе и сумел превзойти рекодсмена в его коронном движении- жиме!

Автор: Суханов 28.9.2014, 11:33

Александр! Может быть несколько отвлеченно,но,связанно с силой,поэтому решил на эту страницу."ВОЛГАРИ"-Евгения Баженова-Глава"Крючники"-Рядом с бурлаками на волжских пристанях трудились грузчики-крючники.Прозвища "крючники" пошло от приспособления- металлических крюков,которыми цепляли мешки,кули и таскали на спине. Платили крючникам,как считалось,хорошие деньги,особенно при погрузке хлеба. Миллионы пудов перетаскивались на плечах крючников. От Рыбинска до Астрахани на причалах трудились десятки тысяч человек.В Самаре на двух причалах работало от 600-800 человек. А по Самарской губернии имелось 11 крупных пристаней. Труд крючников тяжелый,соленый. Вверх,вниз по качающимся сходням.Шутили:"Не будешь богат ,будешь горбат". Если бурлачество,самая тяжелая работа в мире,явление почти чисто российское,то работа крючников известна во всех портах мира. Самых мощных называли "ЛОМОВОЙ" по всей Волге их считали единицами и знали поименно. Для них груз 30-35 пудов-посильная ноша. Ломовые таскали пятидесятиведерные бочки,лари с мороженной рыбой. В прошлом веке санитарный врач А.Ф. НИКИТИН изучал работу крючников и пришел к выводу,что43,5% из них могли нести 10-12 пудов,35,5% от 13-15 пудов,11,8%-16-18 пудов,2,6% от 18-20 пудов,а более 20 пудов-единицы. ТАСКАЛИ и на спор в 1905году в Самаре крючник Мустафа взвалил на себя 28 пудов и 18 фунтов(450кг.) и сломал бедренную кость!!! Были еще крючники-женщины,но единицы.

Автор: Суханов 5.12.2014, 7:14

5 декабря 1935г родился удивительный ЧЕЛОВЕК, подаривший МИРУ имя Юрий Петрович ВЛАСОВ! С днем рождения! Здоровья и долгих ЛЕТ ЖИЗНИ!!!

Автор: Суханов 17.12.2014, 16:25

Отец американской тяжелой атлетики Боб Хоффман!

Автор: Суханов 21.12.2014, 10:50

Шарль Ригуло Франция (1903-1962гг)-Чемпион ОИ 1924г в среднем весе (502.5 кг),52 МР. Первым из современных атлетов взял на грудь и вытолкнул в один прием -166кг! 20-е годы Х!Х века. Профессиональный атлет.

Автор: Суханов 28.12.2014, 9:08

Сила сильных атлетов прошлых лет!

Автор: Суханов 28.12.2014, 9:11


Автор: Суханов 9.1.2015, 20:19

Легендарный "Гаваец" Томми Коно с портретом молодости и в компании друзей: Issac Berger, Lou De Marco, Chuck Vinci .

Автор: Суханов 16.1.2015, 20:20


Автор: Суханов 21.1.2015, 22:06


Автор: Суханов 21.1.2015, 22:07


Автор: Суханов 13.2.2015, 16:54


Автор: Суханов 22.2.2015, 12:14

Легендарный гаваец Томми Коно и серебряный призер Олимпийских игр в Хельсинки 1952г Евгений Лопатин (1917-21.07 2011г) до 67.5кг (100+117.5+142.5кг)

Автор: Суханов 2.3.2015, 16:33


Автор: Суханов 2.3.2015, 16:34


Автор: Суханов 13.3.2015, 16:28

Легендарный Томми Коно в окружении друзей по тяжелой атлетике и культуризму

Автор: Александр Черепанов 22.3.2015, 10:51

Campeonato CCCP 1981

 

Автор: Суханов 25.3.2015, 14:21

Paul Anderson!

Автор: Суханов 25.3.2015, 14:21


Автор: Суханов 29.3.2015, 9:44


Автор: Александр Черепанов 5.4.2015, 21:06


Автор: Александр Черепанов 5.4.2015, 21:24


Автор: Александр Черепанов 5.4.2015, 21:25


Автор: Суханов 10.4.2015, 7:56


Автор: Суханов 10.4.2015, 7:57


Автор: Суханов 10.4.2015, 7:59


Автор: Александр Черепанов 10.4.2015, 21:03

The French weightlifter Henri Gance was born today 127 years ago. He started to practice with barbells in 1908. During those times Gance was also a competitor in boxing and wrestling.
Gance was in form of his live for Antwerp Olympics in 1920. He competed at 75 kg division. A total of 10 weightlifters came to clash for medals. The Frenchman was superior and scored a total of 245 kg from three events.

Henri Gance died in 1953

 

Автор: Александр Черепанов 10.4.2015, 21:04

One of the Soviet Union weightlifting legends Aleksey Vakhonin was born today 80 years ago. The future superstar's childhood wasn't so nice. His father died during World War II. To help his family Aleksey started to work as miner. During those youth years he started to dring and smoke. Rudolf Plyukfelder saw the qualities of Vakhonin and invited him to train in Kisilevsk.

Under the professional guidance Vakhonin improved. At the age of 26 he became Soviet Union champion. During the next few years he was practically unbeatable at 56 kg division.

In Tokio Olympics Aleksey Vakhonin came up from behind to took the gold medal. The incredible Hungarian Imre Foldi was leading after the press and snatch, but in the clean&jerk Soviet Union competitor was better and totaled 357.5 kg against 355 kg for Foldi.

Vakhonin added two World and two European titles to his resume with a total of six world records.

After the end of his career the Soviet Union's star became a coach. He died in 1993 after a brawl.

 

Автор: Суханов 24.4.2015, 18:29


Автор: Суханов 24.4.2015, 18:30


Автор: Суханов 15.5.2015, 21:57

Вот так в 60-х судейская коллегия работала над взвешиванием рекордной штанги и веса... Когда это было...

Автор: Суханов 16.5.2015, 23:22

Карл Мерке-Германия. Чемпион Мира 1920г в Вене 2-ой тяжелый вес.

Автор: Суханов 24.5.2015, 19:46


Автор: Суханов 3.6.2015, 15:04


Русская версия Invision Power Board (http://www.invisionboard.com)
© Invision Power Services (http://www.invisionpower.com)